«Не относитесь к криптокомьюнити и блокчейну как к бесплатным деньгам без обязательств». Интервью с основателями Goldmint

«Не относитесь к криптокомьюнити и блокчейну как к бесплатным деньгам без обязательств». Интервью с основателями Goldmint

Автор и ведущий программы «Силиконовые Дали» на радио Megapolis 89,5 FM Владимир Смеркис поговорил об обеспеченности криптовалют и перспективах блокчейна с Дмитрием Плущевским и Евгением Вольфманом — основателями платформы Goldmint.

«Золото — это защитный актив, который пользуется спросом в моменты каких-то коррекций, падений»

Владимир Смеркис: Расскажите, что такое Goldmint, что это за проект, для чего он был создан и почему он нужен?

Дмитрий Плущевский: Goldmint – это блокчейн-платформа для управления криптоактивами, обеспеченными золотом. Идея проекта пришла к нам в голову как продолжение нашего реального бизнеса, мы занимаемся скупкой и переработкой ювелирного лома в достаточно больших объемах. Соответственно, когда мы думали о развитии нашего проекта на глобальные рынки, мы обратились в сторону блокчейна как технологии, фиксирующей право собственности на те или иные активы, в первую очередь золото, и пришли в начале 2017 года к идее, что хотим сделать криптовалюту, обеспеченную золотом.

Владимир: Расскажите, ведь на классическом рынке золото является не просто ценностью, которую люди покупают и хранят в банке, это является стабильной ценностью.

Дмитрий: Золото, да, это защитный актив, который пользуется спросом в моменты каких-то коррекций, падений. В любом случае, цена изменяется, однако волатильность этой цены, то есть изменение ее в определенный срок, существенно меньше, чем волатильность акций, облигаций. Поэтому люди изначально его ценили, оно используется и в промышленности, то есть у него есть фундаментальная ценность, ограниченные ресурсы. 

Владимир: Доллар был обеспечен золотом (сейчас, конечно, плохо, что он совершенно не обеспечен практически ничем, и печатается сколько угодно). Но не слишком ли из прошлого, знаешь, когда купцы ездили, чеканили монеты из золота… Почему до сих пор оно имеет ценность? Понятно, что оно ограничено и так далее.

Дмитрий: Ну, дело в том, что многие новые вещи, которые нас окружают, это такое переизобретение старого, и золото очень компактно, очень легко в нем хранить и перевозить большие ценности, его можно взять с собой, и поэтому традиционно люди к нему привыкли. Плюс оно имеет огромный спрос с точки зрения ювелирной промышленности, имеет потрясающую ликвидность, то есть его всегда можно купить, продать, у него понятная цена, поэтому это очень удобный инструмент, о котором люди договорились, в который они верят.

Владимир: Ну, с нами этот инструмент вообще на века — физическое золото?

Дмитрий: Я думаю, что да, пока не начнет Илон Маск на Луне извлекать золото или там…

Владимир: Новый какой-то металл.

Дмитрий: Да, новый металл, я думаю, что это все очень надолго. Более того, если посмотреть с чисто фундаментальной точки зрения, как ведет себя большинство центробанков, больших банков, они последние годы очень активно наращивают именно долю золотовалютных резервов. Ну, наверняка, люди там что-то соображают, поэтому и люди обычные тоже не потеряли к этому интерес. Есть огромное количество форм, в которых можно хранить свое золото: монеты, слитки, ювелирные украшения, обезличенные металлические счета, всевозможные фонды, которые хранят у себя золото.

Владимир: Ну, к ним, фондам, тоже большие вопросы, на самом деле.

Дмитрий: Да, в последние годы появилось очень много бумажного золота, то есть если посчитать общее количество того, что добыли, добывают, и общее количество того, что там торгуют, конечно, это несоизмеримые вещи, поэтому важно, в том числе и с помощью технологии блокчейна, именно фиксировать физическое золото, что мы и положили в основу своего концепта — у нас лежит физическое золото, которое где-то хранится, в разных хранилищах, но всегда можно его проаудировать.

«Мы придерживаемся идеи максимальной прозрачности»

Владимир: Коллеги, расскажите, Goldmint как блокчейн-проект что из себя представляет? Идея понятна, что вы хотели выпустить монету, которая обеспечена реальным золотом. Мы знаем такие проекты, которые обеспечены чем-то реальным, вроде американского доллара, которые испытывали проблемы в начале этого года и в конце прошлого. Вот чем вы отличаетесь, для чего проект и кому он нужен?

Евгений Вольфман: Ну, в первую очередь, мы придерживаемся идеи максимальной прозрачности, в начальную архитектуру проекту мы закладываем постоянный аудит со стороны комьюнити, со стороны специалистов, с тем, чтобы всегда можно было посчитать, сколько золота хранится на наших различных хранилищах, балансах, ожидается ли поставка, и сколько выпущено вот этих монет, которые находятся в обороте. В первые годы существования вот тот проект, который, ты говоришь, обеспечен золотом, тоже был максимально прозрачен и устраивал полностью криптокомьюнити, но позднее стали возникать вопросы, действительно ли есть эти доллары на счету.

Владимир: Мы можем назвать название, это Tether USD, фактически, монета, которая должна быть обеспечена долларом.

Дмитрий: Да, ну, кто-то предпочитает доллары, кто-то предпочитает физическое золото. Наш продукт дороже в хранении, в транспортировке, но мы знаем ту целевую группу, для которой мы это делаем.

Владимир: Кто это?

Дмитрий: Ну, это трейдеры, это люди, которые хотят проинвестировать что-то в криптовалюту, им нужна какая-то стартовая площадка для входа-выхода, это те компании и люди, которые хотят стабильные платежи в валюте, это майнеры, которые хотят превратить свои криптоактивы, полученные на компьютерах, во что-то реальное. Это в первую очередь криптокомьюнити, для которого мы это делаем. А во вторую очередь, когда будет достигнута популярность и мы создадим большое количество точек входа-выхода в золото, продукт уже пойдет для классических инвесторов, для обычных людей, потому что это очень удобно, в отличие от обезличенных металлических счетов, где нужно оформлять какие-то документы для того, чтобы получить свои деньги обратно, здесь можно просто передать криптоактивы кому-то как обычную золотую монету, и точно так же, оставаясь в тех же юридических рамках, можно превратить ее обратно в деньги. Ну, собственно, это просто удобно, быстро, поэтому мы используем блокчейн.

Владимир: Вы довольно заметны были в рамках вашего роуд-шоу, маркетинга, и после вас, на самом деле, я видел достаточно много проектов, которые пытались повторить вашу идею. Вот какова их судьба, какова ваша судьба?

Евгений: Очень интересная сейчас ситуация с подобными проектами. Мы знаем порядка 30 проектов, которые пытаются запустить стейбл-коин. Некоторые из них пытаются сделать это с 2016 года, как известный проект Digix, который сначала запустился, потом заморозился, и долгое время пытается перезапуститься, при этом его, скажем так, акции постоянно растут, нам это дает очень важный сигнал, что в принципе рынку такой проект нужен. Поэтому вот сейчас мы запускаем по сути наш голд и удовлетворяем огромный спрос. Если ты знаешь, эмиссия Tether превышает $2 миллиарда, так что точно какую-то часть этой эмиссии мы заберем на себя и хватит места для других проектов. Есть проект Royal Goldmint, который также делает платформу блокчейн, но это больше B2B-платформы. Есть Hello gold… Очень много проектов, которые используют простую парадигму, что с помощью блокчейна можно сделать уникальный токен и, показав транспарентность своих запасов, обеспечить его чем-то — это лежит на поверхности. Ну, соответственно, наше мнение такое: 2018 год – это год стейбл-коинов.

Владимир: Пора успокоиться с этих американских горок.

Евгений: Конечно. Поэтому таких проектов будет много. У нас есть свой фокус, мы планируем оперировать в Европе, в Азии, в Восточной Европе, в том числе в России, поэтому мы очень ждем, когда появятся долгожданные законы, которые легализуют, в той или иной степени, работу с криптоактивами, и мы будем среди тех, кто первые предложат населению хранить свои деньги в золоте в цифровом пространстве.

«Блокчейн дает возможность сделать все максимально открыто»

Владимир: Евгений, вы говорите, что все будет обеспечено реальным золотом. Tether тоже говорил, что будет обеспечен реальным долларом, однако долгое время проаудированных счетов никто не видел. Как вы будете это осуществлять? Вы на ICO подали какое-то количество монет, у вас возможна дополнительная эмиссия, как и уTether. Расскажи об этом, как вы будете обеспечивать золотом, где оно хранится, как на него посмотреть и как оно будет аудироваться.

Евгений: Хороший вопрос. Я бы хотел начать с того, что у нас две монеты в проекте, чтобы никто не путал, потому что на ICO некоторые думали, что покупают монету за $6, которая потом превратится в золото. Никакого волшебства мы не обещаем, более того, таких вещей не заявляли. Соответственно, одна монета это Utility, это инвестиционный токен минт, который был продан на ICO, вторая монета — Gold, которая будет обеспечена золотом. Основная идея нашего проекта заключается в том, чтобы победить недоверие, которое вызвал Tether и, возможно, другие проекты. Мы понимаем, что блокчейн дает возможность сделать все максимально открыто, и, в общем-то, собираемся идти по этому пути.

Владимир: Ну, где посмотреть на слитки? Как вы будете их покупать: будет ли это реальное физическое золото или какие-то контракты? Допустим, вы начнете продавать голд или предложите продавать голд, каким образом вы будете закупать это золото? Вот вы получите средства в криптовалюте

Евгений: Первичную эмиссию мы делаем за собственный счет, то есть мы покупаем золото на одной из бирж, это CME Чикаго или Сингапур, мы сейчас ведем со всеми переговоры и открываем счета, покупаем там первичное золото, которое дает нам возможность сделать эмиссию. Когда это обеспечение заканчивается, мы будем покупать поставочные фьючерсы на дополнительную эмиссию. Таким образом, в разделе «Транспаренс» аудиторам всегда будет доступна информация о том, какое количество физического золота находится у нас в хранилищах, то есть на биржах. Также будет видно количество поставочных фьючерсов (на какую сумму), и эту общую цифру можно будет сравнить с эмиссией золота — она должна совпадать.

Владимир: Ну, конечно, владельцы криптофонда после последних новостей, декабрьских, январских, немного начали переживать насчет истории Tether, все-таки работать хочется на разных биржах, и не на всех биржах, к сожалению, реальный доллар стоит как актив. Поэтому такой инструмент, конечно, достаточно интересен рынку. Вот, из реализованного вы упомянули Digix, который пытался что-то сделать. Что из реализованного реально, кроме Tether, сейчас существует?

Евгений: Ты будешь удивлен, но ничего. То есть ты можешь зайти на coinmarketcap, посмотреть проекты, которые декларируют себя как стейбл, и даже если они когда-то были заведены, несколько лет назад, у них нулевые обороты, сайты мертвые, при этом нет ничего. Нет ни одного стейбл-коина сейчас, кроме Tether.

Владимир: А в чем проблема, почему? Tether — это же тоже какая-то магия. Он же реально от 98 центов до $1–3 торговался, не больше.

Дмитрий: Ну, это маркет мейкинг в чистом виде. То есть они держат этот курс с помощью своих стаканов, которые там большие.

Владимир: То есть ты считаешь, что это манипуляция?

Дмитрий: Нет, я считаю, что контроль точно есть какой-то. Сложность в том, что, когда ты хочешь сделать проект, чем-то обеспеченный, ты должен опираться одной ногой на реальный мир и взаимодействовать с регуляторами, с банками, с обычной инфраструктурой, с другой стороны ты должен быть криптой. Вот эта проблема только сейчас может решаться — мы в Европе смогли зарегистрировать компанию с лицензиями на работу с криптоактивами только недавно. Я думаю, что в этом году их будет много, потому что регуляция как раз подошла к тому, чтобы описать, как это делать законно.

Евгений: Правильно, я хотел бы пару слов добавить. Ключевая идея проекта все-таки подразумевает именно легальность. То есть мы понимаем, что завтра будет все зарегулировано, в принципе наш проект нацелен исключительно на то, чтобы работать в правовой зоне.

«Goldmint — это глобальный блокчейн-ломбард»

Владимир: Мы поняли, для чего голд нужен блокчейн-комьюнити, это такой хедж, чтобы в случае падений, взлетов, зафиксировать какую-то часть активов. Где еще эта история применима?

Евгений: Ну, тут может быть масса применений. Мы изначально задумывали это для реализации одного из кейсов. Мы, начиная с 2016 года в реальном мире, скажем так, занимаемся реформированием и переизобретением ломбардного дела. То есть мы изначально пришли в не очень такой белый, прозрачный рынок ломбардов, запустили ряд проектов, такие как трейдер lot-zoloto, специальные платежные системы для клиентов ломбарда, программное обеспечение вместе с 1С (1С Ломбард), и все это сделано для того, чтобы можно было радикально снизить и упростить пользование услугами ломбардов для клиентов, чтобы их обелить, и, с другой стороны, чтобы люди, которые хотят проинвестировать в безрисковые P2P-кредиты, могли делать это. Мы решили делать это глобально, вот подошли к идее с использованием блокчейна.

Владимир: P2P-кредиты — ты имеешь в виду тех людей, которые финансируют в ломбарды?

Дмитрий: Да, совершенно верно. Идея очень простая: гражданин Японии, где у них отрицательные процентные ставки в банке, должен иметь возможность купить какой-то инструмент, с помощью которого будет прокредитован другой гражданин другой страны. По сути вот, Goldmint — это глобальный блокчейн-ломбард. Соответственно, мы в рамки проекта включили разработку специального автоматизированного банкомата, сейфа, который и принимает золото, и тестирует, и хранит, и потом выдает, чтобы заменить вот эти страшные, подвальные помещения, причем такая история не только в России.

Владимир: Поподробнее расскажите, это не только программное обеспечение?..

Дмитрий: Нет, у нас есть такая часть, которая включает в себя спектрометр, гидростатические весы, систему транспортировки, хранения. То есть вот этот аппарат мы разрабатываем и где-то осенью 2018 года мы его представим, по сути это будет такая инновация, автоматизированный сейф-ломбард.

Владимир: То есть что это, киоск? Пришел, бросил свою цепочку, получил деньги?

Дмитрий: Да, да. И получил либо голд, криптоактив, либо получил фиатную валюту, потом пришел обратно, заплатил деньги и получил. То есть это не rocket science, но очень востребованная ломбардами вещь, потому что они тоже хотят реформироваться. Для того чтобы объединить всех кастеди-ботов, как мы называем эти аппараты (кастеди — хранение, бот — робот), в единую сеть, мы его разрабатываем. Первый прототип мы сделали с командой Aerolab, они помогли нам доказать принципиальную возможность того, чтобы в блокчейне записывать информацию с таких вендинговых «золотых» аппаратов, сейчас мы разрабатываем уже его в «железе», то есть систему транспортировки и хранения. Это один из кейсов, для чего нужен голд — чтобы сделать транспорт глобальным. Глобальный блокчейн-ломбард, это очень амбициозная идея, я бы его назвал «ломбардный Убер». Ну, а собственно дополнительные кейсы для криптокомпьюнити подсказали нам сами участники криптотрейдинга, когда мы стали с ними делиться, они говорят: «Ребята, классная идея с ломбардом, но в первую очередь стейбл-коин нужен нам, потому что у нас нет других инструментов, кроме Tether для трейдинга, входить-выходить из крипты». Поэтому первый шаг — это стейбл коин, обеспеченный золотом, и дальше, как один из кейсов — это блокчейн-ломбард на нем.

Евгений: Также это будет актуально использовать для хеджа, как ты сказал, фондом, у которого, в общем, как сегодня показывает практика, 30% средств, минимум, хранится в Tether. Летом на крипте, я считаю, минимум половину от этого можно забрать. Как показывает практика, имеется достаточно много нелегальных сегодня схем по покупке-продаже валюты в России, в Европе, которые, конечно, будут уходить, и официальную возможность покупки мы как раз хотим предоставить.

«Когда предлагаешь услуги фондам, нельзя зависеть от криптокотиков»

Владимир: Друзья, вы говорили и заявляли, что будете делать свой блокчейн. Мы знаем, например, что новые блокчейны собирают чуть ли не больше всего, потом идут финансовые ервисы, вы где-то между находитесь. Зачем вам свой блокчейн? У большинства членов жюри питчинг-сессий такие вопросы — если можно, например, использовать эфир, зачем он вам? Почему эфир не удовлетворяет ваших потребностей?

Дмитрий: Эфир — хороший и, более того, мы начинаем на эфире, один из наших токенов мы запустили на эфире, голд мы тоже запускаем на эфире. Как площадка для тестирований каких-то гипотез это идеальная платформа, это примерно то же самое, как обсуждать — «Давай поднимем сайт на народ.ру а потом заведем свой домен», или «Давай сделаем какой-то там хостинг где-то, виртуальный сервер себе купим, а потом поставим свой». Эфир всем хорош, кроме ряда его проблем, которые пока не решены и вряд ли будут решены в ближайшем будущем. Например, его производительность — в 2017 году какие-то криптокотики загрузили систему. Для работы с серьезными финансовыми инструментами, когда предлагаешь услуги фондам и говоришь о том, что мы представляем какой-то хедж инструмент, нельзя зависеть от криптокотиков. Размер блока эфира сильно вырастает, и сам блокчейн уже огромный, то есть, как только эфир получит какое-то массовое распространение, он будет очень медленным. Поэтому мы в первую очередь верим, что в будущем будет не один, два, три больших хостера всех проектов, а огромное количество, кастомных блокчейнов.

Вторая проблема эфира — непредсказуемая стоимость транзакций, невозможность строить экономику с низким процентами, опять же, про трейдинг мы говорим — ты не знаешь, сколько тебе будет стоить транзакция. Блокчейн позволяет ввести свою экономическую модель и контролировать эти процессы. Третья история — это безопасность. Безусловно, когда мы говорим про реализацию смарт-контрактов, что уже неоднократно проходили, его полноценность, как устроенного языка, несет огромное количество рисков. Эфир может быть взломан, как было у мультисигов в 2017 году, кто-то может остановить, загрузить систему. Это неприемлемо.

Поэтому мы выбрали для себя изначально протокол консенсуса proof-of-stake, в котором не используется бесконечное количество майнеров. У нас будет ограниченное количество нод, которое мы и привязываем к этому Utility-токену, про который Женя говорил — если у тебя есть этот токен, ты можешь его поднять, но получать комиссию. Соответственно, мы выбрали много разных решений, посмотрели и Graphen, и Hyperledger, и прочих ребят, собственно, в итоге мы пришли к выводу, что они готовы из коробки к работе, но не готовы к модификации. Поэтому мы работаем совместно с очень сильной командой Sumus, которая только-только выходит на рынок со своим продуктом, полноценной proof-of-stake блокчейн, со своими системой хранения данных, транспортом, алгоритмом консенсуса. Это, действительно, очень перспективная разработка, и правильно ты сказал, что проектов, у которых свой блокчейн, по-настоящему свой, их десятки. Все остальное — это ребрендинг, форки многочисленные, поэтому, безусловно, мы и «железо» делаем очень хорошее, и концепт у нас очень сильный, и прозрачность обеспечим, и блокчейн дадим. Все это делать долго, но, я думаю, что даст плоды нашим инвесторам.

«Локальные ICO позволяют делать дешевый маркетинг»

Владимир: Коллеги, много регулятивных мер было принято, много регулятивных составляющих мы ждем в этом году, в том числе в России. Было много обещаний о том, что в июле будет законопроект и создана куча групп. В плане регулирования, как вы думаете, к чему все это движется?

Евгений: Я думаю, что в России нам, конечно, все это в ближайшее время очень хочется ожидать, но мне слабо верится в то, что будет принято что-то вменяемое. Да, много будет разговоров, их уже много. За отсутствием регулирования нам приходится быть иностранной компанией, несмотря на то, что мы Made in Russia. В целом, если говорить про мировой новостной фонд, я считаю, что очень сильно краски сгущаются, но принципиально плохих новостей нет. То есть то, что это движется в зону регулирования и контроля — было понятно, но законопроекты вылезли за какие-то «детские» рамки по объемам. Что касается в целом курсов криптовалют, я думаю, ситуация немного «устаканится». Здесь есть большие перспективы роста. Роста кого — сказать сложно. Я не могу отнести себя к тем, кто считает, что знает подробности.

Владимир: Такое ощущение, что не работают никакие технические анализы, ни так называемые инсайды, которые якобы кто-то пытается распространять, ни все эти сигнальные группы.

Евгений: На очень короткий период это все работает.

Дмитрий: Женя правильно здесь все говорит. То есть регуляция, регуляция и еще раз регуляция. Блокчейн как технология требует этого, чтобы можно было ей пользоваться. Очень позитивная риторика идет все-таки из Америки, если бы что-то не хотели, давно это запретили, посадили бы всех. Там этого не происходит, на Америку смотрят все остальные рынки. Если в классической парадигме есть акции, есть облигации, и производные на них, то сейчас эти токены и все, что с ними связано — это некая новая форма, это упаковка будущей продукции компании, форма фандрейзинга. Она точно найдет свое место, в жизни останется надолго. В этом плане российская активность по регулированию не может не радовать, потому что там, как минимум, четыре законодательные инициативы находятся в процессе обработки. Я думаю, что из этого что-то получится, а мы будем там в числе первых.

Владимир: Давайте порассуждаем насчет ICO. 2017 год, лето — пик ICO. Все было достаточно неплохо. Провести летнее ICO стоило $200-300 тысяч, ближе к осени это в два раза увеличилось, сейчас говорят, что без миллиона не обойтись. Что думаете, с ними будет?

Дмитрий: С одной стороны, будет очень много глобальных ICO, когда большие бренды заходят на рынок, типа Telegram, а с другой стороны, будет очень много локальных ICO, всякие шашлычные, рестораны. Будут снижаться чеки.

Владимир: Да, я тоже был всегда за эту тему. Но тем не менее, вопрос маркетингого отделения этих небольших ICO, по $500 тысяч, по миллиону, которые хотят собрать, было бы здорово. Блокчейн позволяет это делать, но вот маркетинг, что с ним делать?

Дмитрий: Я думаю, что локальные истории позволяют делать дешевый маркетинг. Если ты не разделяешься на кучу стран, а фокусируешься, например, на одну Европу, то все это достаточно компактно и дешево, можно поднять посевные деньги. По сути, ICO превратится в такой способ краудситраунда.

Владимир: И давайте последние пожелания тем, кто собирается что-то делать в блокчейн-среде, в криптосреде, не поздно ли начинать?

Евгений: Начинать никогда не поздно. Не совершает ошибок только тот, кто ничего не делает. Мой совет как директора по инвестициям и сооснователя Goldmint — инвестируйте туда, в чем вы разбираетесь. То есть нужно глубоко разбираться во всем.

Дмитрий: А мой совет очень простой — не относитесь к криптокомьюнити и блокчейну как к бесплатным деньгам без обязательств. Денег очень много вокруг, это один из каналов, но не надо считать, что это халява.

Главные новости криптовалют. Информационное издание LetKnow.News стремиться к самым высоким журналистским стандартам. Хотите поделиться своим опытом и знаниями, стать частью команды? Свяжитесь с нами по адресу news@letknow.com