Идеальное ICO с Utility Tokens

Идеальное ICO с Utility Tokens

С того момента как ICO-проекты вспомнили о существовании регуляторных правил, слово «utility» стало для многих фаундеров чем-то вроде оберега от злых регуляторных духов.

С того момента, как ICO-проекты вспомнили о существовании регуляторных правил, слово «utility» стало для многих фаундеров чем-то вроде оберега от злых регуляторных духов.

- Какие обязательства вы будете брать на себя перед токенхолдерами?

- Ещё не знаем, но это будет ютилити.

- Мы будем делать ютилити токен, будем платить дивиденды, обещать рост, но это будет ютилити. Поможете нам? 

- Дорогой, у тебя помада на шее.

- Нет, это ютилити.

Токен на метро

Я хочу привести юридическую модель идеального проекта на ютилити токенах, показав на нём все риски. Итак, знаете, что является хрестоматийным ютилити токеном? Жетончик на метро. Он даже переводится как токен. Даёт право на проезд. В общем, ютилитее быть уже не может.

 

Теперь представим себе, что мы проводим ICO метрополитена. Это просто представить. Цель - собрать на прокладку линий в отдалённые районы города. То есть, у нас будет реальная проблема и совершенно осязаемая для инвесторов цель (особенно жителей этих районов). Даже блокчейн здесь идеально ложится в систему учёта жетончиков. Борьба с коррупцией, оплата с мобильного и прочее.

Первыми покупателями станут жители тех районов, куда предполагается тянуть метро. Для них ценность будет в том, что они станут потребителями продукта, который им нужен. Но их инвестиций, скорее всего, не хватит. Иначе они бы уже переехали в район поближе к метро.

Тогда мы применяем скидку. И здесь уже нужно быть аккуратным, потому что, давая скидку в 40% ранним инвесторам, мы уже можем сравнить стоимость привлечённых денег с кредитными. И если инвесторы захотят увидеть метро за четыре года, то ставка у нас получится 10%. А инвесторы, которым само метро до лампочки, вряд ли захотят давать вам деньги на такое время, и ждать окупаемости.

Но фаундеры умные. Они разгоняют спрос искусственным дефицитом с помощью акции «один жетон в одни руки». Адвайзерами ICO становятся Пилон Паск из Бангладеш и Джон МакКафи. В группах Telegram метро обещают провести уже не просто на Троещину, а сразу на Марс.

В этом случае фаундеры делают такой, кажущийся им, разумным шаг - они объявляют, что жетончиков существует конечное количество, а цена определяется рынком. Конечно, умные фаундеры никогда не скажут публично, что токен будет расти. Но в частных беседах за бокалом виски крупным инвесторам они рисуют х5 или х10. Инвесторы берут большие пакеты и... правильно, холдят.

 

Предположим, что экспромтом агенты не дали фаундерам сделать кэш-аут. Проект собрал огромные деньги. Фаундеры в перерывах между самостоятельным копанием в грязи (потому что смета не была должным образом просчитана) ходят на конференции и читают вебинары о том, как токенизация прокладывает путь из князей в грязи. Журнал Men’s Health печатает их на обложке. Маркетинг, конечно, сожрал 20% сборов, но на криптосчетах неимоверные деньжищи.

И вот, наступает день старта торгов. Он два раза переносился, но дальше тянуть нельзя. Метро построено на 30%, но один состав уже курсирует. С первого дня листинга жетонов на бирже цена падает. Первые спекулятивные инвесторы спешат зафиксировать прибыль. Вот только покупателей нет, поэтому фаундеры жгут остатки сборов, чтобы имитировать спрос.

На рынке обращается 5% жетонов, цена выравнивается и начинает превышать номинал, часть населения бедных районов переходит на такси, потому что это дешевле. Спрос падает, токен летит вниз, таксисты мутят своё ICO.

- А почему нас вызывают на допрос в прокуратуру?

- Потому что ваше ICO слишком успешное.

- На Lambo какого цвета лучше ехать на допрос: у нас есть красная, жёлтая и зелёная. 

- На той, где багажник больше. Положи туда тёплые вещи. 

Но фаундеры не останавливаются. Они привязывают все транзакции к бирже. Купить жетон на метро можно только через специальное приложение, а цена на него изменяется ежеминутно. Бабушки проклинают фаундеров, молодёжь покупает велосипеды. К ICO таксистов присоединяются маршруточники.

Тогда фаундеры решают спасать проект и привязывают к токенам турникеты. Большие пулы токенов обменивают на турникеты, чтобы генерировать транзакционный доход. Одновременно турникет является полной нодой. В этот момент ряд крупных инвесторов начинают сливать токен, кто-то находит уязвимость в коде и начинает играть вознаграждением. Теперь каждый турникет берёт свою комиссию. На входе давки, люди перебегают между турникетами и скандалят.

 

Одного увесистого мужчину зажало в турникете, и он пишет жалобу в Сингапур (да, ICO структурировано там: из третьего мира в первый — это девиз новой ветки метро) по защите прав потребителей. Фаундеров начинают неистово донимать из-за рубежа. Участие в большой выставке на конференции в Сингапуре приходится отменить, потому что есть риск не пройти паспортный контроль.

В это же время Пилон Паск попадается на торговле самогоном в Бангладеш. Об этом пишет LetKnow.News, токены падают. Проекту нужно работать, а выручки нет. Вся она размазана по кошелькам китов, которые создали отдельный Telegram-канал и шатают рынок. Фаундеры продают свои Lambo, и пытаются довести вагоны метро хотя бы до того, чтобы у всех были одинаковые колёса. На это уходит год. Один из фаундеров психует и уезжает на Бали медитировать. Остальные закрывают проект. По прорытым туннелям ездят вагонетки с запряжёнными в них крысами.

Настоящий ютилити токен может быть интересен венчурным инвесторам, либо же достаточно привлекательным для выпуска облигаций.

Автор: адвокат и управляющий партнёр Juscutum Артём Афян

Главные новости криптовалют. Информационное издание LetKnow.News стремиться к самым высоким журналистским стандартам. Хотите поделиться своим опытом и знаниями, стать частью команды? Свяжитесь с нами по адресу news@letknow.com