• Главная
  • Интервью
  • Антон Куличкин: Реальных денег в блокчейне – с небольшой венчурный фонд

    Антон Куличкин: Реальных денег в блокчейне – с небольшой венчурный фонд

    Белорусский блокчейн-евангелист и ICO-ангел Антон Куличкин уже более 5 лет занимается инвестированием в блокчейн-проекты, успев принять участие в разработке знаменитого Декрета №8. В эксклюзивном интервью для LetKnow.News эксперт рассказал, что необходимо стартапу, чтобы на него обратили внимание инвесторы, где лучше применять технологию блокчейн, и как повлиял на экономику Беларуси новый криптовалютный закон.

    – Расскажите о себе, как давно вы в криптоиндустрии и почему решили выбрать именно это поле деятельности?

    – Я лет пять «балуюсь» венчурными инвестициями, начинал как бизнес-ангел, им и остаюсь. Блокчейн, криптовалюты все это привлекало мое внимание и года три назад в рамках своих рискованных инвестиций я вложился в майнинг. Это было достаточно выгодно и прибыльно.

    Последние полтора года я активно занимаюсь блокчейном. У нас начало расти комьюнити, появилась первая блокчейн-школа в Минске. Я был студентом первого набора, у нас получился очень сильный выпуск.  А в последующих наборах я уже преподавал. Также мы организовали белорусскую Ассоциацию Технологии Распределенных Реестров и помогали становлению первых белорусских блокчейн-проектов. Scorum – первый проект, который официально собрал деньги на ICO и сейчас он резидент ПВТ (Парк высоких технологий). В целом, я занимаюсь инвестициями, в основном кому-то помогаю и оказываю техническую помощь.

    – Вы упомянули Ассоциацию Технологии Распределенных Реестров. Чем занимается эта организация?

    –  Это добровольная ассоциация, в которой в основном состоят разработчики. Так исторически сложилось, что в Минске очень сильное техническое комьюнити по блокчейну, поэтому не зря город носит славу аутсорс-столицы Европы. У нас много команд, которые на аутсорсе писали блокчейн-разработки для корпоративного сектора и для крупных ICO проектов, которые входили в ТОП-5 в ТОП-10. Также, у нас есть ребята, которые умеют хорошо писать криптобиржи, у них уже более 17-18 готовых проектов.

    В итоге мы начали консультировать по разным вопросам, в том числе и касательно Декрета №8 о легализации криптовалют, майнинга и ICO. Тогда еще не было такого объединения и сплоченного комьюнити, но в итоге нам удалось принять достаточно новаторский и прогрессивный законодательный документ. На фоне этого произошло некое объединение сообщества, среди нас действительно большое количество компаний-разработчиков, а также есть экспертный совет, который состоит из юристов, финансистов, бизнес-девелоперов и чиновников из разных отраслей, которые помогают решать определенные вопросы.

    Таким образом мы плотно сотрудничаем с Национальным банком и в случае необходимости оказываем некоторые экспертные услуги. Также, у нас хорошие связи с Парких высоких технологий. Кроме того, мы организовываем различные просветительские мероприятия по блокчейну и по возможности популяризируем и преподаем технологию распределенного реестра.

    – Какие изменения в бизнес-среде повлекло принятие Декрета? Повлияло ли это на инвестиционный климат Беларуси?

    – Прежде всего нужно отметить, что Декрет был не только о блокчейне. В нем были применены нормы английского права, дополнительные льготы для предприятий. За это время увеличилось количество IT-компаний, так как для них созданы довольно благоприятные условия. Также появились предприятия, которые специализируются на майнинге и разработке блокчейн-решений. То есть они заходят в ПВТ и получают льготное налогообложение, а также могут открывать счет в банке. На Западе часто возникает история, когда ты говоришь, что занимаешься разработкой блокчейн-решения, а потом открыть счет в банке оказывается невозможным из-за FATF и процедур KYC/AML.

    Сейчас бюрократы захватывают власть и блокчейн появился как ответ ужесточению этих бюрократических процедур, в том числе и в финансовой сфере. Потому в ближайшее время будет принята дополнительная документация, связанная с регулированием криптобирж, проведением ICO.

    – Многие эксперты говорят, что иностранные инвесторы боятся слова «Беларусь» и не спешат вкладывать деньги в местные криптопроекты. Правда, что деньги идут в основном из стран СНГ?

    – Нет, это не так. Есть белорусские фаундеры, которые регистрировали свой проект на Мальте, Гибралтаре. Один из них собрал $30 млн, при этом инвесторы были в основном из Азии. Они собирали деньги на закрытом пресейле от крупных мировых фондов.

    Но единственная проблема, которая выяснилась в ходе общения – это действительно то, что люди не знают, что такое Беларусь. Страну все еще путают с Россией и необходимо отдельное позиционирование как бренда, и приходится проводить ликбез.

    – Когда центробанк Беларуси определится со статусом криптовалют? Есть ли какие-то продвижения в этом вопросе?

    – Пока на законодательном уровне прописаны понятия криптовалют, токена, а также то, как учитывать эти активы в бухгалтерском учете. Но согласно Декрету, по ряду причин криптовалюта не является внутри Беларуси средством платежа. То есть нельзя принимать криптовалюту за оплату товаров и услуг, но при этом ее можно использовать для трейдинга и майнинга. Эта мера принимается во избежание уклонения от уплаты налогов, отмывания денег. Возможно, когда в эту сферу придет больше регуляторики и больше прозрачности это изменится.

    – Как думаете, эффективная ли для бизнеса нулевая налоговая ставка? Не снижает ли это конкуренцию на рынке?

    – Компания платит налог в размере 1% от оборота компании – на самом деле это не такие уж маленькие деньги. Такие условия действует для резидентов ПВТ. Нулевая ставка распространена на доходы от операций с криптовалютами для физических лиц.

    По сравнению с другими отраслями здесь конечно более льготная налоговая ставка, но нужно понимать, что IT – подвижная и пластичная сфера, и если условия будут невыгодны, то люди будут перемещаться в другие более выгодные налоговые юрисдикции. В данном случае в Беларуси представлены конкурентные условия. И, по сравнению с другими юрисдикциями, это действительно очень выгодно для компаний.

    – Вы занимаетесь инвестициями в блокчейн-стартапы. С какой целью вы это делаете: ради спекуляции или для поддержания развития бизнеса и получения выгоды в дальнейшем?

    – Я занимаюсь больше долгосрочном инвестированием. Сейчас я смотрю на синергию традиционной венчурной модели и блокчейн-технологии. Действительно, 2017 год был популярен, это был пик ICO. В принципе для меня это было более увлечением, хобби. У меня получился неплохой портфель, появился он от дохода от майнинга, я эту прибыль зафиксировал.

    Но сейчас мы смотрим на то, когда стартап идет классическими венчурным путем, то есть, когда он развивает технологию блокчейн и финансирование при этом проходит раундами.

    – Каким критериям должен соответствовать стартап, чтобы вы обратили на него внимание?

    –  У него должен быть потенциал стать единорогом. Компания, которая через 7 лет будет оцениваться в $1 млрд капитализации. А это зависит от очень многих переменных. Прежде всего, от объема рынка, то есть не только слова «блокчейн», а от рынка, в котором он будет использоваться, например, финтех, гемблинг, медицина или страхование. Также важна сама бизнес-модель, технологическое решение, команда.  Немаловажно наличие экспертизы в бизнес-девелопменте.

    – Что вы обычно советуете будущим стартапам?

    –  Прежде всего я считаю, что идею нельзя выдумать, ее можно найти. Нельзя просто лежать и смотреть в потолок и выдумывать гениальные идеи, потому что по своей сути идея сама ничего не стоит. Найти идею это значит начать иметь либо техническую, либо бизнес-экспертизу, понять существующую боль и найти решение.

    Также, я всегда советую смотреть вокруг и знать своих конкурентов. Потому, что каждый стартап приходит и говорит, что мы такие уникальные, а я уже знаю 6 команд, которые решают эту проблему. Кроме того, необходимо знание базовой методологии стартапов, нужно изучать мир, находить идеи, формировать команду.

    В команде должны быть ребята, которые друг друга дополняют и должен быть лидер. Необходим сильный технический директор, операционный директор, маркетолог. Плохо, когда стартап состоит из одного человека, зачастую это стоп-фактор для многих фондов и инвесторов. Потому, что один человек – это не команда, он может быть демотивирован, уставшим или заболевшим. Желательно, чтобы люди уже были сплочены, чтобы у них уже до этого был опыт сотрудничества в каких-то других проектах, не обязательно успешных. При этом нужно решать такие проблемы, чтобы даже если вы захватите небольшую часть рынка, ваша капитализация была бы в несколько миллиардов долларов.

    – Где, по-вашему, эффективней всего применять блокчейн? Назовите конкретные примеры.

    –  Есть несколько свойств блокчейна, каждая из которых по отдельности может стать значимым фактором бизнес-модели стартапа. Можно использовать принцип децентрализации, но при этом не использовать сам блокчейн.

    Блокчейн зачастую нужен там, где нет доверия между контрагентами, интернет для этого подходит идеально. В целом, это ситуации, в которых есть лишние посредники, забирающие неоправданно высокую маржу. Также, большое применение блокчейн находит в финтехе.

    Блокчейн это совокупность принципов, технологических и философских решений. И нужно смотреть, где эти принципы можно применить. Это может быть использовано в государственных реестрах, рынке ценных бумаг, недвижимости. Я думаю, в следующие лет 5 у нас появятся государственные криптовалюты. В Скандинавии есть страны, где нет наличных, а только электронные деньги. И вместо того, чтобы бороться с криптовалютами, возможно, они просто возглавят этот процесс. Эмиссия денег на блокчейне – это идеал, туда же можно запрограммировать налогообложения. Вы видите все транзакции, они прозрачны, и это мечта любого государства. Государство возьмет эту технологию на вооружение и поймет, что это большой плюс.

    – Нужно ли регулировать крипторынок?

    – Во мне борется инвестиционный банкир и криптоанархист.  Если люди хотят взаимодействовать с реальным миром, с фиатом, недвижимостью, то регулирование необходимо. Но при этом есть абсолютно альтернативные системы. Bitcoin в принципе используется как альтернативная денежная система, которая не зависит ни от государства, ни от кого. Сейчас мы отошли от истоков. Bitcoin был создан для прогрессивных, умных и честных людей, которые настроены на стратегию Win-Win. Но при этом в будущем будут развиваться криптоанархические анклавы.  И мы сейчас видим расслоение комьюнити, так как для кого-то это просто бизнес, а для кого-то это действительно философия, это новая система, идеал в котором хочется жить, некая новая Утопия.

    – Какое влияние на крипторынок окажет приход институциональных инвесторов?

    –  Институциональные инвесторы добавят ликвидность. Есть разные исследования о том, что рынок криптовалют зависит от 1-2% фиатных денег. Если не ошибаюсь, капитализация их составляет около $200 млрд. То есть миллиардами вы можете ее задрать в несколько раз, или же обрушить, если начнете шортить.

    То есть, если хедж-фонд управляет капиталом в $10-15 млрд, то капитализация крипторынка достаточно эфемерна, и реальных денег в блокчейне – с небольшой венчурный фонд.

    Сейчас мы находимся в 1998 году – начало развития интернета. Технология еще достаточно молодая, чтобы делать какие-то выводы, но в ближайшее время наверняка будут какие-то яркие сюрпризы в финтехе и других индустриях.

    – Чтобы вы посоветовали Украине для легализации криптоиндустрии?

    – У наших стран есть большое преимущество – по большому счету нам нечего терять. Я бы старался использовать это преимущество по максимуму. Нужно пытаться стать неким криптоофшором для того, чтобы проектам было интересно приезжать. Важно принять такое законодательство, которое бы учитывало интеграцию в банковскую систему. А лучше всего создавайте некие песочницы, определенные условия для компаний, которые могли бы открывать счета в банках внутри страны.

    Поделиться: