• Главная
  • Интервью
  • Чарли Ли: Я не вижу предпосылок для резкого роста стоимости Litecoin

    Чарли Ли: Я не вижу предпосылок для резкого роста стоимости Litecoin

    Создатель Litecoin Чарли Ли, безусловно, один из самых влиятельных, харизматичных и уважаемых голосов в мире криптовалют. Он был здесь с самого начала, он видел, как проекты рождались для того, чтобы затем рухнуть во время очередного рыночного цикла, но, несмотря на это, Litecoin процветал и приобрел статус «цифрового золота», помогающего масштабировать и улучшать биткоин.

    Учитывая эти обстоятельства, к которым мы также добавим тот факт, что он был самым точным криптопророком 2018 года, взять интервью у Чарли Ли стало настоящей привилегией. Мы поговорили о новых технологиях, которые были или будут привнесены в Litecoin, а также обсудили то, каким будет будущее для цифрового серебра.

    Несмотря на нисходящую ценовую кривую, 2018 год был невероятным годом для Litecoin, поскольку он возглавил массовое внедрение Lightning Network и объявил, что предпримет некоторые смелые шаги в направлении массового внедрения и взаимозаменяемости. Таким образом, в контексте медвежьего рынка (о котором Чарли Ли также предупреждал) можно было наблюдать процветание их технологии, которая может оказаться реальной альтернативой, потому что становится все более популярной.

    – Начнем с того, что ты обычно не рассказываешь о себе и своем образовании. Я знаю, что ты учился в… Стэнфорде?

    – В Массачусетском технологическом.

    – В Массачусетском технологическом. А после выпуска ты пошел на работу в Google?

    – Да, я приехал в Силиконовую долину в 2000 году, как раз на пике пузыря доткомов. Поработал на пару стартапов, после чего попал в Google.

    – Ты мог бы сравнить эти ситуации? Ты видел пузырь доткомов, а теперь наблюдаешь за тем, что творится с криптовалютами и индустрией блокчейна. Чем они похожи и есть ли какие-нибудь различия?

    – Сходство в том, что пузырь терпит крушение. Как и в случае с интернетом, чье значение было переоценено, после чего случился обвал, но он имел свою реальную ценность. Точно так же, как своя ценность есть в биткоине и криптовалютах. Если считать биткоин, то я видел 2-3 пузыря, поэтому, это, своего рода, стандартное развлечение, к которому я уже привык.

    – Каково было работать в Google? Сейчас – это очень престижно, но в те дни в этом не было ничего особенного. Это был очень амбициозный проект, пытавшийся создать лучшую поисковую систему.

    – Ну, в Google я попал не настолько рано, а в 2007 году. На тот момент это была большая, публичная компания. Позже она поглотила YouTube, и первые два года я занимался разработкой его мобильной версии. Это был крутой опыт работы в успешной компании. По сути, что бы ни запустил Google, оно сразу получает миллионы пользователей. Поэтому вы работаете над интересными проектами для компании, которая завтра никуда не денется, а это определенно очень хороший опыт.

    – Хорошо, а как ты узнал о биткоине?

    – О биткоине я узнал в 2011 году, прочитав статью о Шелковом пути и заинтересовавшись валютой, которую использовал этот рынок. Валютой децентрализованной и устойчивой.

    – На создание Litecoin ушло не слишком много времени. Я знаю, что в этом году Litecoin исполняется 7 лет.

    – Да, на это ушло около 6 месяцев, хотя тогда казалось, что очень долго. Когда я впервые услышал о биткоине, я прочитал о нем все. В то время почитать о биткоине можно было только на форуме биткоина, ни Твиттера, ни Реддита тогда еще не было. То есть, почти вся информация о биткоине была локализирована в одном месте, и вы могли узнать обо всем, что происходило в том пространстве.

    – Когда ты создавал Litecoin, ты с самого начала позиционировал его как поддержку для биткоина? Криптовалюту, которая будет помогать ему развиваться? Или ты все-таки планировал составить ему конкуренцию в ближайшие годы?

    – Нет, я всегда представлял биткоин основной монетой, королем, создавая Litecoin. Меня попросили помочь с кодом к одной криптовалюте. Я согласился, и даже помог довести проект до конца, потому что разобрался с кодом и мог с ним работать. Но затем проект потерпел неудачу, и тогда я решил, что хочу создать валюту, честную и простую, которая пошла бы по пути биткоина, но с большим объемом монет. И я сделал это. Но я не думал, что это станет чем-то настолько значимым.

    – В прошлом году вы раскритиковали Джона МакАфи, заявившего, что те, кто верит в падение стоимости биткоина, не имеют понятия о блокчейн-экономике, отличающейся от всего остального, что, в итоге, оказалось очень плохим предсказанием.

    – Думаю, в мире есть очень много людей, сохраняющих оптимизм в отношении биткоина. Я тоже крайне оптимистичен по отношению к биткоину и Litecoin. Но с точки зрения краткосрочной перспективы – никто ни в чем не уверен. Утверждать, что стоимость биткоина достигнет отметки в миллион долларов в течение следующих нескольких лет – это крайне смело. Достигнет ли он когда-нибудь такой отметки? Кто знает. Если доллар США ждет гиперинфляция, то, конечно же, он пробьет эту отметку, но это случится нескоро, если вообще случится. Я веду к тому, что никто не может назвать стоимость биткоина. Предсказать, что в прошлом году она достигнет отметки в 20 000 долларов, не смог никто, если только он не брал эти цифры с потолка. Многие люди, действительно являющиеся экспертами в этой области, считали потолком 5000 долларов, что уже в 5 раз больше предыдущего максимума. Минимумом было 200 долларов, а 200 долларов – это в 25 раз меньше 5000 долларов. Поэтому, когда в конце года биткоин пробил отметку в 20 000 долларов, все сказали: «Вау». Люди начали думать, что он поднимется до 200 000 долларов, но это был пузырь, и он лопнул.

    – Я знаю, что в 2019 году вознаграждение за майнинг Litecoin сократится вдвое, и обычно в таком бизнесе это значит, что стоимость криптовалюты будет расти, чтобы компенсировать сокращение вознаграждения и обеспечить устойчивость добычи. То есть, ты считаешь, что Litecoin ждет успешный год?

    – Цену предсказать очень сложно, тем более, что последнее сокращение вознаграждения на нее никак не повлияло. Мне кажется, что эти сокращения уже оказали свое влияние на стоимость Litecoin, потому что графики известны заранее и люди знают, чего им ждать. Небольшой потенциал для роста кроется в действиях самих майнеров, которые могут попридержать добытые монеты, чтобы оказать давление на рынок и подтолкнуть стоимость Litecoin вверх. Если не считать этого, то никаких других предпосылок резкого роста стоимости Litecoin я не вижу.

    – На днях стало известно о том, что Coinbase владеет 25% Litecoin. Ты знал об этом?

    – Когда я работал с Coinbase, они контролировали примерно 5% биткоина, 8% Ethereum, так что 25% - это много с точки зрения процентов, но мало с точки зрения денег. Я думаю, что это примерно 1/10 от стоимости принадлежащих им биткоинов. То есть, 25% Litecoin – это 400 млн долларов, куча денег. Но стоимость их биткоинов составляет 4 млрд долларов.

    Coinbase – это крупный игрок, поэтому я убедил их поддержать Litecoin, потому что знал, что многие захотят использовать именно Coinbase для покупки Litecoin. Поэтому, это одна из первых бирж, поддержавших Litecoin. И ставка себя оправдала, потому что многие действительно покупали Litecoin только у Coinbase.

    Я не переживаю насчет децентрализации, потому что изначально, когда появилась новость о Coinbase, мы увидели, что кто совершил транзакцию с 25% всех монет Litecoin, и мы испугались, что кто-то сошел с ума и решил продать все свои накопления.

    Но затем мы узнали, что это Coinbase, и успокоились. Биржа представляет сотни тысяч пользователей, поэтому она фактически децентрализована. Проблема только в том, что все свои сбережения они хранят у Coinbase. Последняя обеспечивает высокий уровень защиты, но, все же, как мне кажется, является единственной точкой отказа. Если что-то случится, хакеры смогу украсть огромное количество криптовалют. Думаю, нам нужно научить как можно большее количество людей быть собственным банком, а не хранить сбережения на биржах, хотя сегодня меня это не особо беспокоит.

    – Еще я хочу расспросить тебя о сообществе Litecoin. Я заметил, что в отличие от других сообществ, они не просто пишут в твиттере, не просто общаются за одним столом, они выходят на улицу и разговаривают с реальными продавцами и розничными торговцами, убеждая их принять как биткоин, так и Litecoin. Мне кажется, в этом главное преимущество игры на стороне биткоина – вы запросто можете представить себя его дешевой альтернативой.

    – Да, это потрясающе. Я очень благодарен тем, кто добровольно тратит свое время на то, чтобы добиться принятия. Я думаю, что это ключ к продвижению Litecoin. По сути, Litecoin в настоящее время является крайне спекулятивной валютой, поэтому многие держат свои сбережения на счетах биржи, а не в собственном кошельке, ведь они постоянно ими торгуют, и это хорошо сказывается на ликвидности, но нам нужно двигаться в сторону большей полезности, большего количества людей, которые тратят криптовалюту на реальные вещи, большего количества мест, где это можно сделать – именно это выведет нас на следующий уровень.

    – Ваша философия отличается от философии людей, считающих, что это всего лишь средство сбережения, благодаря которому правительство не доберется до их богатств.

    – Я не имею ничего против средства сбережения. Но если речь идет исключительно о средстве сбережения, то золото – это наилучший вариант, но вот потратить его довольно сложно. То есть, просто быть средством сбережения – это половина работы. Вы все равно должны быть в состоянии потратить то, что у вас есть.

    Именно поэтому меня так волнует Lightning Network. Я думаю, что она упростит процесс обмена.

    Текст переведен редакцией LetKnow.News

    Поделиться: