• Главная
  • Интервью
  • Дмитрий Гончаренко: Год назад все боялись США и SEC, а сейчас все пытаются попасть под их регулирование

    Дмитрий Гончаренко: Год назад все боялись США и SEC, а сейчас все пытаются попасть под их регулирование

    Когда речь заходит о легализации дохода от проведения ICO, многие стартапы начинают задумываться о выборе подходящей для этого юрисдикции, желательно с небольшими налогами и максимальной защитой интересов инвесторов. Сооснователь юридического финтех-консалтинга Brightman Дмитрий Гончаренко в интервью LetKnow.News рассказал, как выбрать «свою» страну для ведения криптобизнеса, а также объяснил, зачем Украине нужно ввести в правовое поле криптовалюты.

    – Расскажите о себе, о компании Brightman. Как давно занимаетесь криптовалютами?

    – Я один из партнеров-основателей юридического финтех-консалтинга Brightman. Мы вышли на рынок прошлым летом. Но с самим финтехом и криптовалютами работаем порядка 3 лет. У нас есть три больших направлени. Первое - работа с финтех-стартапами, помощь в привлечении венчурного и посевного финансирования, выезде за границу и неготиацией всех корпоративных и финансовых вопросов.

    Второе направление – криптовалюты и ICO-сделки. Мы занимаемся сопровождением ICO  проектов и часто выступаем стороной, которая делает legal due diligence со стороны инвестора всей ICO-документации? Также, мы занимаемся корпоротивным структурирование и налоговым планирование крипто-бизнеса, а также сопровождаем получение соответствующих лицензий и разрешений финансовых  антимонопольных органов. Третий сегмент – работа с IT-проектами, разработка комплаенс процедур, работа с коммерциализацией технологий, регистрация прав интеллектуальной собственности, data protection, GDPR-regulation и все, что с этим связано.

    – Вы работаете исключительно с иностранными клиентами или украинцы тоже обращаются к вам за помощью?

    Если мы говорим о венчурном финансировании, то мы выступаем на стороне как украинских так и иностранных компаний, то же самое связано с IT-сектором. Если мы говорим о блокчейне, криптовалюте и ICO, то это в основном выходцы из СНГ или из Украины, которым интересно корпоративное структурирование за границей, сопровождение при открытии банковских счетов,  получении лицензии и разрешения на проведение ICO-проекта, и т.д. Мы представлены в Киеве и Нью-Йорке, поэтому портфолио у нас достаточно интересное. Мы можем представлять интересы в США выходцев из Украины, так и американских инвесторов в Украине.

    – С какими чаще всего вопросами к вам обращаются?

    – До стагнации на рынке был очень большой интерес к созданию криптобирж, криптообменников, инвестиционных и трейдинговых фондов, ну и, соответственно, к ICO. Сейчас эта история немного утихла, и у всех вместо хайпа вернулся классический подход к привлечению капитала, потому все в основном приходят с пониманием, что им нужно юридическое сопровождение. В целом, неважно в какой юрисдикции, главное, чтоб это было максимально легально и законно. Такая прозрачность и законность в ведении бизнеса дает возможность официально декларировать свой доход  в налоговых службах как Украины, так и за границей, ну и позволяет спокойно пройти банковский комплаенс.

    Есть очень много проектов, которые связаны с онлайн-геймингом и гемблингом, которые сами проводят ICO или привлекают венчурные инвестиции, но для этого компании хотят получить лицензирование. В Украине это, к сожалению, никак не лицензируется – ни онлайн-гейминг, ни беттинг, а вернее, является запрещенной деятельность. Поэтому все выходят на иностранные юрисдикции. То же самое связано и с проведением ICO, все приходят к тому, что закончилось время массового сбора средств от простых людей. Сейчас в основном все работают с инвест-фондами или очень богатыми людьми, у которых целая команда выбирает ICO-проекты. Поэтому здесь тоже нужен классический подход к структурированию бизнеса.

    Очень много стартапов, которым интересен либо выезд за границу, в основном это IT или финтех-бизнес. Поскольку в Украине, хоть в последнее время климат и стал более лояльным, но все равно нет инвесторов и такого пула средств, которые могли бы качественно финансово поддержать ту или иную разработку.

    – Связано ли как-то количество обращений за консультацией с ситуацией на рынке криптовалют?

    – Рост и падение рынка криптовалют можно сравнить с ситуацией на рынке ценных бумаг. Есть клиенты стабильные - институциональные инвесторы, у которых долгосрочный подход к бизнесу, у них всегда есть интерес к инвестированию в ICO и криптовалюты, они зарабатывают как на падении так и на росте. И здесь более продуманное ведение бизнеса, но таких клиентов, к сожалению, мало, около 20%.

    Все остальные криптоэнтузиасты очень зависят от волатильности на рынке. Если идет падение, то все прекращают какое-либо корпоративное структурирование, прекращают легализацию своих доходов. Если идет активный рост, то наоборот всем интересно инкорпорирование компаний, получение лицензий на трейдинг, майнинг и т.д. Кстати, по нашим наблюдениям, облачный майнинг в Украине начал активно отмирать. Если прошлой осенью было уйма предложений о создании пулов облачного майнинга, то сейчас это все утихло и нет особого спроса на юридическое сопровождение таких проектов. 

    Одной из причин открытия нашего представительства в Нью-Йорке стало настойчивое желание клиентов платить налоги  и показать свой доход с крипто валютных операций, а США для этого одна из наиболее привлекательных юрисдикций. Вообще сейчас банки в США и Европе начали ужесточать комплаенс, раскрытие бенефициаров. Все понимают, что майнинг и трейдинг это довольно легальный способ заработка, но он просто никак не урегулирован, и каждый раз юристу нужно придумывать креативную схему, как показать этот доход, чтобы он засчитался налоговыми органами.

    Поэтому все больше и больше проектов пытаются уехать в США, где хоть и нет четкого определения того, что такое криптовалюты, но есть судебные кейсы, благодаря которым госорганы могут интерпретировать тот или иной заработок. Также для многих становится открытием, то что США – большая внутренняя офшорная зона, потому что в США довольно лояльное налоговое и корпоративное  законодательство, довольно дешевая регистрация и содержание юридических лиц, в отличии от того же Кипра или Сейшел. Поэтому, если еще год назад все из крипто-тусовки боялись перевозить бизнес в США из-за SEC, то сейчас уже все пытаются попасть под их регулирование, чтобы быть максимально защищенным. Так как все понимают, что период «диких» денег уже закончился и нужно регулирование как для инвесторов, так и для тех, кто проводит сбор средств.

    – Если речь идет об equity-токенах, связанных с наследованием и передачей прав, в какой юрисдикции вы советуете регистрировать компанию?

    – Когда мы говорим о выборе юрисдикции для ICO-проекта, мы смотрим и на структуру токена, – что он будет давать своему конечному владельцу, и на глобальную структуру бизнеса, – чем конкретно будет заниматься операционная компания. Потому что все обычно думают, мол откроем специальную компанию под ICO, проведем сбор средств и погнали. Так это не работает, потому нужно смотреть, чем занимается операционный бизнес.

    Если это касается гемблинга, то нужна лицензия для проведения гемблинга и онлайн-ставок. Если это е-коммерция, то нужно проходить комплаенс по защите персональных данных. Тут идет комбинация и изучается основный бизнес: чем он занимается и где его легче зарегистрировать, где меньше он облагается налогом. А потом вы уже смотрите, где регистрировать юрлицо. Но все зависит от клиента.

    Можно регистрировать бизнес в офшорной зоне, но, как показывает практика, компании, которые регистрируют там компании для сбора средств сталкиваются с проблемами вывода денег в фиат, потому что им могут отказать в открытие счета в банке.

    Есть также промежуточный вариант, где есть косвенное регулирование, потому что в офшорах нет вообще никакого регулирования. К таким юрисдикциям с косвенным регулированием относятся США, Великобритания, Чехия. У них  если не урегулированы криптовалюты, то есть нормальное финансовое законодательство, лицензирование электронных денег и при этом нормальные цены и есть хорошая защита граждан инвесторов.

    Что же касается структуры токенов, то мы поддерживаем позицию SEC, о том что 95% всех токенов, тем или иным способом можно трактовать как security. Поэтому от этого и отталкиваемся. На случай проверки лучше оформить документально все как security-токены, а пиарить можно как utility. Потому что если окажется, что это ценная бумага, то последуют санкции вплоть до уголовной ответственности. При этом в тех же Штатах, это не так затратно и не так долго регистрировать.

    Сейчас множество стран борются за звание криптогавани. Например, Швейцария, Мальта, Франция. Где по-вашему, наиболее успешно введены в правовое поле токены и криптовалюты?

    – Все зависит от задач и потребностей клиента. Мальта, Лихтенштейн, Люксембург, Швейцария, Сингапур, Япония, Австралия – это юрисдикции, где есть регулирование, но тут получается другая история. Все как бы четко прописано, но это стоит очень больших денег. Потому, что только на местных агентов, на структурирование бизнеса может уйти полмиллиона евро. Если вы в Люксембурге получаете лицензию, то она распространяется на все страны ЕС. Это очень выгодно. Но с другой стороны сам официальный платеж госоргану и размер уставного капитала может доходить до €250 000, а то и до €500 000.

    Есть такие страны как Беларусь, где тоже есть крипторегулирование, но никто не хочет туда идти из-за репутационных рисков. Когда иностранные инвесторы слышат «Беларусь», то они боятся потери своих инвестиций.

    Есть та же Литва, Латвия, Эстония, где тоже четко прописано регулирование криптоопераций, но у них другая проблема – должно быть присутствие в их стране. То есть не только номинальный адрес, но нужна и местная команда разработчиков, либо привязка к контрагентам, чтобы показать, что вы действительно что-то привносите в местную экономику. Если такой истории нет, то почти невозможно открыть банковский счет.

    – Так все-таки какие компании может заинтересовать Беларусь?

    – Сейчас все деньги в криптовалюте можно поделить на 3 части: старые деньги – США и Европа, новые деньги – страны СНГ, и Азия. Вот если говорить о старых деньгах, то когда кто-то из таких инвесторов слышит «Беларусь», за проектом закрепляется сразу «черная метка», даже если законодательство хорошее, то все понимают, что страна «стабильна» в своем ключе. Там очень сильный государственный контроль, и если государство передумает о чем-то, то непонятно, как оттуда вывести инвестиции.

    Для новых денег, то есть стран СНГ, это рай потому, что четко прописано законодательство, и все понимают, как работают банки. Поэтому, если компания планирует работать в постсоветском пространстве – то тут проблем нет.

    Если мы посмотрим на Азию, то есть вопрос. Так как у них вообще специфическое отношение к славянским бизнесам, потому что в 90-е многие заклеймили себя своими поступками и бизнес-этикой.

    – Принимали ли вы участие в создании законопроектов по регулированию криптовалют в Украине?

    – Их уже около 7-ми. Последний законопроект, который уже внесен в повестку дня ВРУ, писали наши коллеги. Законопроект как первый шаг к легализации очень грамотно прописан. Мы же  принимали участие в разработке крипто-регулирования по линии Кабинета министров, которое гармонировало бы этот бизнес не на уровне закона, а на уровне подзаконных актов. У нас немного другой подход к регулированию криптовалют. Мы считаем, что не нужно прописывать под каждый финансовый инструмент отдельный закон. Это негибкая конструкция, так как под каждый новый инструмент постоянно принимать новый закон – очень проблематично, и это тормозит развитие экономики.

    – Каковы шансы Украины привлечь криптовалютные инвестиции?

    – Здесь не то, что борьба за международный капитал, как больше за свой внутренний капитал. Поскольку мы входим в десятку, а по некоторым показателям и в пятерку лидеров мировой блокчейн и криптовалютной индустрии. Поэтому у нас внутри государства достаточно средств для реинвестирования и поддержания экономики. Таким образом, задача государства не столько привлечь инвестиции из-за границы, сколько оставить их внутри страны. Из-за этого нужно создавать такие нормативные акты гос. органов, которые мотивировали бы крипто-бизнесменов не выводить все деньги в офшоры.

    А если смотреть на международном уровне. Вот яркий пример – Мальта. Они кричат на каждом шагу, что стали новым криптовалютным раем. Да, они приняли три криптовалютных закона. И все эти законы прописаны под конкретную биржу (Binance - прим. ред.), которая зашла на их рынок. Но подзаконных актов почти никаких нет. Непонятна ни сумма уставного капитала, ни требования к опыту инвесторов, ни как проводить КYC и AML-комплаенс. Непонятна стоимость госрегистрации, сроки получения лицензии и т.п.. То есть по сути они заявили, что они мировой лидер, но процедура регистрации настолько сложная и долгая, что большинство просто отказываются от нее и уходят в другие юрисдикции.

    Таким образом, даже если мы примем в Украине очень прогрессивное законодательство, нужно ещё смотреть, какое налогообложение будет для иностранцев, как государство будет гарантировать защиту инвестиций. Так как именно в зависимости от этого иностранный капитал будет принимать решение – заходить в Украину или нет.

    – В Раду внесли законопроект о налогообложении криптовалют с 5% ставкой. Считаете ли вы обязательным уплату налогов для физических лиц за операции в криптовалюте?

    – Там немного другая трактовка. 5% платится из суммы прироста капитала при выводе криптовалюты в фиате. То есть если вы, например, купили криптовалюту за $100, а она выросла до $150 и вы на моменте $150 вывели ее в фиатные средства, тогда вы будете платить 5% от разницы $50 долларов. Если вы будете менять криптовалюту на криптовалюту, либо она у вас будет просто храниться, то вы вообще никак не попадаете под это налогообложение.

    Мне кажется это довольно прогрессивно и лояльно. А что касается физических лиц, то мне кажется что лучше заплатить 5% с прироста, чем 19,5% со всей суммы, как это сейчас.

    – Как думаете, в дальнейшем введение в правовое поле криптобирж и криптообменников не создаст некую монополию на рынке из-за того, что обмен можно будет проводить только через определенные лицензированные площадки?

    – А это уже решать будет антимонопольный комитет, у которого есть полномочия вне зависимости от сектора экономики. Но я не вижу в этом проблемы, это та же история с получением финансовой лицензии на обмен обыкновенной валюты. У нас же нет какой-то монополии конкретного человека или банка.  Потому лицензирование не предполагает создание монополии. Это предполагает только более четкие правила игры и защиты прав потребителя.

    Почему сейчас все биржи обменники находится за границей, а те, которые работают в Украине, находятся вообще в тени. Потому что все в основном работают с кэшем. И непонятно, кто тебе принес наличные, откуда он их взял, откуда у обменника криптовалюта: из даркнета либо она только что намайнена.

    А когда будет четкое лицензирование криптобирж и криптообменников, то можно будет делать спокойно банковский перевод со своего счёта. И будет понятно, откуда пришли эти деньги, а потребитель, в свою очередь, может увидеть, где обменник взял свою криптовалюту. Мне кажется, что это наоборот лояльный и адекватный подход.

    Сейчас идет борьба с отмыванием денег и финансированием терроризма, но как показывают последние исследования, только малая часть крипто-транзакций используется в этих целях. Соответственно, если будет чёткое регулирование, и будет чётко прослеживается, откуда пришли живые деньги, и откуда пришла криптовалюта, то будет меньше вопросов.

    Но хоть мы и знаем, что криптовалюту изобрели для анонимности и ухода от госрегулирования, но всё идёт к тому, чтобы были максимально четкие правила игры для всех игроков на рынке.  

    Поделиться: