• Главная
  • Интервью
  • Джеффри Такер: Дикий оптимизм на рынке был уничтожен осознанием того, что биткоин не может масштабироваться

    Джеффри Такер: Дикий оптимизм на рынке был уничтожен осознанием того, что биткоин не может масштабироваться

    Джеффри Такер – американский писатель, сосредоточившийся на свободе рынка, анархическом капитализме и криптовалютных технологиях. Он является автором восьми книг по экономике, политике и культуре, популярным докладчиком на конференциях, а также интернет-предпринимателем. В интервью он рассказал о том, какой стоимостью обладает биткоин, о войнах внутри криптосообщества и что ожидает индустрию в будущем.

    – Вы выступаете против идеи о том, что теорема регрессии Мизеса обесценивает биткоин как деньги. Уточню, что теорема гласит: «Любое средство обмена (деньги) должно иметь историю использования в качестве чего-то другого». Не могли бы вы пояснить свою мысль?

    – Мизес утверждал, что базовая ценность денег прослеживается сквозь их историю, в определенный период которой они должны были использоваться в бартере. В 1949 году Мизес окончательно определился – деньги появляются в бартере и другого пути нет. С исторической точки зрения это, вероятно, верно. Но с теоретической – эта формулировка только вводит в заблуждение.

    Чтобы понять теорию истории, вы должны вернуться к первоначальному аргументу Мизеса от 1912 года. Чтобы что-то стало деньгами, оно должно обладать реальной потребительской стоимостью. Суть заключалась в том, что вы не можете взять бесполезную вещь, назвать ее деньгами, и ждать, когда она взлетит.

    Как оценить историю биткоина, чтобы понять, применима ли эта теория здесь? Начиная с января 2009 года и до октября того же года обменная стоимость биткоина была равна нулю. И все же мы знаем, что за эти 10 месяцев было совершено несколько тысяч сделок. Что же это было? Что происходило? Это был период, когда сеть тестировалась энтузиастами. Что делает эта сеть? Она разрешает одноранговые обмены неизменяемыми информационными пакетами с помощью интернета.

    Это ценная услуга? Она работает? Вот это и проверялось. К октябрю полезная стоимость сети привела к тому, что мы стали свидетелями появления обмена биткоин/доллар. То есть, биткоин был оценен как дефицитный товар. Таким образом, мы видим, как условие теории регрессии вполне удовлетворяется услугами, предоставляемыми блокчейном.

    Конечно, некоторые очень умные люди не согласны со мной. Мой друг Лютер также не скрывает своего отношения к этой проблеме. Он считает, что теория регрессия в корне неверна, поэтому не имеет значения, соответствует ли ей биткоин. Мы спорили с ним на эту тему, и он почти загнал меня в угол. Но если он окажется прав, то я не против. Что важнее – моя теория или существующая реальность? Я столкнулся с этой проблемой в начале 2013 года, и пришел к выводу, что обязан ориентироваться на реальное положение вещей, даже если оно опровергает мою позицию или мнение.

    – Сообщество криптовалютчиков напоминает либертарианцев – и в плохом, и в хорошем смысле. Ярким примером являются глубокие расколы между разными группами. Вы же всегда избегаете междоусобных сражений. Что бы вы посоветовали тем, кто хочет поступать так же?

    – Я стараюсь сосредотачиваться на общей картине и представляю, что моя аудитория – это не сеть моих друзей, а широкая публика. И я служу этой аудитории. Это значит – никаких войн в твиттере. Никаких войн вообще. Я уже был свидетелем вреда, нанесенного такими междоусобными баталиями. Я видел рухнувшую дружбу, плохую теорию, основанную исключительно на эго ее автора, огромные неудачи в маркетинге. Конечно, есть люди, которые живут по понятиям друг/враг. Если они не уничтожают кого-то и не «бьют» врага, они считают, что не работают. Очень странно, как у них получается преуспевать.

    Конечно, у меня нет проблем с тем, чтобы занять определенную позицию. Зачем? Потому что мне нравится стремиться к большей ясности и делиться своими мыслями с другими в надежде, что я могу помочь им что-то понять. Я не ищу святых и не сжигаю ведьм. Я стараюсь аккуратно участвовать в сражениях, сосредотачиваясь на выполнении продуктивной работы и сотрудничая со всеми, кто думает, пишет и действует добросовестно. Нужно спрашивать себя не «Кого ты уничтожил сегодня?», а «Что ты подарил миру?».

    – Существует огромное количество объяснений недавнего падения цен на криптовалюты. Кто-то указывает на усиление государственного регулирования, особенно в Китае и США, где Комиссия по ценным бумагам и биржам активно наступает на криптовалютное сообщество. Кто-то считает, что падение – результат исчезновения пузыря, появившегося в начале 2018 года. Кто-то говорит о манипуляции со стороны «китов». Эти объяснения, конечно же, не являются взаимоисключающими. Но с чем больше согласны вы? У вас есть другое объяснение?

    – В этом нельзя разобраться, хотя многие из перечисленных вами факторов верны, но я добавлю еще одну проблему. Удивительный бычий рынок 2017 года был пропитан диким оптимизмом и принятием. Люди в пространстве были готовы зажигать. Но затем этот оптимизм был уничтожен осознанием. Биткоин не может масштабироваться. Он перестал вести себя как биткоин и стал дороже и медленнее обычных кредиток. Если говорить уличным языком, то это отстой. То, что случилось, было просто удивительно. Это было настоящее бедствие. И в довершение ко всему, это была вина исключительно хранителей кода. Когда код не адаптировался к более широкому использованию, оптимизм превратился в пессимизм, и мы пережили огромный спад.

    Кстати, я годами работал с людьми, которые были гениями кода, но при этом совершенно не понимали, что такое пользовательский опыт. Для биткоина стало трагедией то, что он стал жертвой точно такой же проблемы. Кодеры отчаянно желают чистоты, без лишних слов и с безупречной логикой. Это как в старом анекдоте: кодер предлагает вам оценить его новую программу, но все, что видите, это мигающий курсор на зеленом экране. «Конечно, над интерфейсом еще нужно поработать», - говорит кодер.

    Мозг кодера – отличная штука с точки зрения некоторых целей, но эти цели никогда не играли важную роль в коммерческом пространстве. В начале 1990-х разразилась настоящая битва за текстовые редакторы. Microsoft продолжала расширять свой Word, пока кодеры продолжали кричать, что это настоящая катастрофа. Со своей стороны могу добавить, что в те дни я ненавидел Word и соглашался с тем, что сложные, но «легкие» редакторы были куда лучше.

    Но знаете что? Рынок не согласился. Его, как всегда, пнул закон Мура и Word уничтожил почти всех своих конкурентов. Как? Потому что у него оказалось больше возможностей, которые нравились людям. В конце концов, код снова стал чистым, и у Word снова появилась туча элегантных конкурентов. Это нормальный цикл развития любого ПО с ориентацией на потребителя.

    Удивительно, но люди, обладающие ключами к королевству биткоина, решили, что смогут создать цифровую валюту без эффективного и ориентированного на потребителя варианта использования. Они вбивали клин между двумя основополагающими функциями: средством сбережения со средством обмена. Но все работает не так. Одна функция зависит от другой. Пауза в развитии биткоина во имя того, чтобы он оставался легким и элегантным, была глупостью. В ходе дебатов о масштабировании в 2014-2016 году, они закопались в своих норах, выкрикивая лозунги и охраняя свои маленькие блоки, вместо того, чтобы задуматься о принятии и масштабировании.

    И когда наступил ключевой момент, биткоин не смог. Это факт – и мне больно это признавать – но это был провал.

    Биткоинеры старой школы, такие как я, были в ужасе. Это было похоже на одержимость у старого знакомого. Дошло до того, что стоимость отправки 2 долларов составляла 20. Это реальное положение вещей осенью и зимой 2017 года. Это был позор, и даже больше, когда внезапно появившиеся максималисты начали защищать эту нелепую реальность, утверждая, что это часть большого плана. Они были похожи на Пиви Хермана, упавшего с мотоцикла и заявившего, что он сам этого хотел. Они проигнорировали название White Paper. Форк, случившийся в августе 2017 года, был неизбежным. Но за ним последовал вал токенов всевозможных видов.

    Я не сожалею о конкуренции и считаю, что она идет на пользу. Я не биткоин-максималист. Я конкурентный максималист. Но этого абсурда можно было избежать, начав хоть немного думать о пользователе. Я был бы рад, если бы мы смогли провести контролируемый эксперимент, чтобы увидеть, какой была бы стоимость биткоина сегодня, если бы нам удалось его масштабировать. Но мы имеем дело с этой реальностью.

    В частном порядке разработчики биткоина признают, что это была катастрофа, и что масштабирование неизбежно. Но в тот момент гордость и высокомерие одержали верх. Как долго они собираются обещать Lightning Network, не предпринимая никаких шагов в сторону его использования? Пришло время смирения.

    Безусловно, Lightning Network – это супер. Я с нетерпением жду его окончательной стабильности и принятия. Проблема в том, что это было предложено как решение уже существующей проблемы масштабирования. Технологическое развитие включает в себя решение проблем в перспективе, в соответствии с графиком принятия рынком. Рынки не подчиняются архитекторам, а разработчики биткоина об этом забыли.

    ­– Как бы там ни было, но есть ли у вас предчувствие, что криптовалютный рынок ждет восстановление? Ждете ли вы отскока?

    – Как и все энтузиасты, я жду отскока. Не забывайте, что я был на этом рынке, когда биткоин стоил 14 долларов. Я видел самые дикие колебания и длительные периоды забытья. Я готов ко всему.

    – Дебаты в криптовалютном пространстве являются отражение споров, которые ведут «золотые жуки». Суть в том – нужно ли физически владеть драгоценными металлами или можно доверить их хранение уважаемым лицам. В криптовалютном мире это звучит следующим образом: должны ли токены храниться в частных кошельках с нераскрытыми ключами или их нужно держать на счетах бирж?

    – Интересная параллель. Я разочарован ростом числа биткоин-банков, которые в данный момент доминируют на рынке. Я неохотно пришел к выводу о спросе на финансовое посредничество – даже в мире криптовалют. Это тот самый случай, когда мои собственные убеждения пасуют перед потребностями рынка. Тем не менее, посредничество в криптовалютном мире не будет иметь тех же проблем, с которыми оно сталкивается в централизованном мире банков. У нас есть прозрачность. У нас есть четкие границы собственности. Мы знаем разницу между деньгами и заменителем денег. Я не думаю, что посредничество – это зло в мире криптовалют.

    – Есть еще какие-то мысли на эту тему?

    – Я бы посоветовал биткоинерам и всем, кто видит потенциал этой технологии, набраться терпения. Вспомните о железных дорогах и о том, как они появились. В заголовках мелькали сплошные спекуляции с землей, дикие банки, мошенничество с акциями, банкротства и крахи. Но реальностью стал преобразованный мир. То же случилось и с интернетом. Крах доткомов в 2000 году его чуть не похоронил, но сегодня интернет-коммерция является лидирующей силой в мире. Пройдет много времени, прежде чем криптовалюты станут конкурентноспособными.

    Самое важное, что у нас есть знания. У нас есть технология. Мы знаем, что это возможно. Что это можно сделать. Больше нет оправдания тому, чтобы не доверить производство и управление деньгами рынку.

    Также давайте не забывать о том, что важнее всего. Биткоин – это технология, но цель намного грандиознее: лучший и процветающий мир. Я уже видел, как это работает. Когда вы разрушаете барьеры, когда вы предоставляете людям возможности для сотрудничества, происходят прекрасные вещи. Это вдохновляет меня больше всего на свете и указывает на то будущее, которое может быть построено с помощью одноранговых технологий.

    Текст переведен редакцией LetKnow.News

    Поделиться: