• Главная
  • Интервью
  • Эдвард Сноуден объясняет, что такое блокчейн

    Эдвард Сноуден объясняет, что такое блокчейн

    В течение последних нескольких лет мы со Сноуденом вели практически ежедневные беседы, никак не связанные с его юридическими проблемами. Иногда мы встречались в Москве за водкой и молочным коктейлем. Но в основном наша дружба строилась через защищенные платформы – способ, понятный и удобный для него, но немного непривычный для меня. Пока мы обсуждали политику, закон и литературу, я учился печатать двумя большими пальцами. Испытываемые нами эмоции схожи, но мировоззрения совершенно разные – я часто обвиняю его в чрезмерной вере в технологии, а он меня – в робком инкрементализме.

    Несмотря на это, я нахожу его самым честным, терпеливым и наименее снисходительным объяснителем технологии, среди тех, кого я встречал. Я ловлю себя на мысли о том, что хочу, чтобы как можно больше людей – возможно, разных людей – могли подслушивать наши разговоры. Ниже приведена одна из наших переписок. В ней Эд пытается объяснить мне, что такое блокчейн, несмотря на все мои усилия сохранить полную невежественность в этом вопросе.

    – Фонд Electronic Frontier недавно пошутил о том, что количество энергии требуемое, чтобы загрузить твиты, статьи и сообщения, описывающие и объясняющие, что такое «блокчейн» и почему децентрализованные валюты – это наше будущее, очень скоро переплюнет энергопотребление всей Дании. Это правда, что «объяснителей блокчейна» очень много, но, к своему стыду, я до сих пор не понимаю, что это такое.

    – Просишь об еще одном уроке математики? Я ждал этого дня. Ты же помнишь, что такое криптографическая хэш-функция, правда?

    – Здесь должна быть шутка о наркотиках. Но нет, я не помню и не вспомню, что это такое.

    – Вызов принят. Начнем с простого: что ты знаешь об этих мифических блокчейнах?

    – Что я мог бы быть богатым, если бы послушался тебя четыре года назад? На самом деле, я много слышал, но мало понимал. «Децентрализованный», «базы данных». Что такое этот «блокчейн»?

    – По сути, это новый вид баз данных. Представь, что обновления всегда добавляются в конце, вместо того, чтобы переписывать уже существующий код – точно также как новая ссылка к старой цепочке, которая сделает ее длиннее. Начни с этого, а с деталями мы разберемся по ходу разговора.

    – Хорошо, но почему? На какой вопрос отвечает блокчейн?

    – Если одним словом, то на вопрос о доверии. Представь себе старую базу данных, где любую запись можно изменить, просто переписав код и нажав кнопку «сохранить». А теперь представь, что это запись о состоянии твоего банковского счета. Если кто угодно может произвольно обнулить твой банковский счет, это же плохо, правда? Если только на тебе не висят студенческие займы.

    Суть в том, что если система позволяет изменить историю простым нажатием клавиш, то у тебя нет другого выбора, кроме как довериться огромному количеству людей, уповая на их добропорядочность и компетентность, но человеческая история регулярно опровергает подобные вещи. Блокчейн – это попытка создать историю, которую нельзя переписать.

    – Историю чего?

    – Транзакций. Сейчас мы говорим о самой старой и известной концепции, на базе которой появился биткоин – новая форма денег. Но в последние несколько месяцев мы стали свидетелями попыток сохранения самых разных историй. Всего, что должно быть в целости и сохранности. Истории болезни, документы, контракты.

    Если думать об этом на самом базовом технологическом уровне, то блокчейн – это причудливый способ проставления даты, позволяющий доказать, что после этого числа эти данные больше никто не трогал. У самого первого биткоина, «блока генезиса», есть такой аттестат, просмотреть который можно даже сегодня.

    Это был цифровой аналог фото с сегодняшней газетой, который позволил доказать, что первый биткоин был создан не раньше и не позже указанной даты (что позволило бы создателю получить несправедливое преимущество в лотерее, о которой мы поговорим немного позже).

    – Блокчейн – это история транзакций. Это такое разочарование. Потому что я слышал куда более экстравагантные утверждения. Например, что блокчейн – это ответ на цензуру. Блокчейн – это ответ на монополию.

    – Это естественный хайп. Послушай, реальность такова, что теоретически блокчейн может быть использован самыми разными способами, но нужно понимать, что с практической точки зрения мы обсуждаем очень простую концепцию, поэтому все эти способы – это вариации на одну тему: проверяемый учет. Все.

    Итак, базы данных, помнишь? Суть концепции заключается в том, чтобы объединить небольшие пакеты данных, и это может быть что угодно. Транзакции, если мы говорим о деньгах, но еще это могут быть записи в блоге, картинки с котиками, ссылки и даже ходы в шахматах. Затем мы проставляем на этих данных дату и время, о чем я бы хотел рассказать поподробнее, несмотря на твой протест, но если ты боишься разговоров о математике, то думай об этом как о высокотехнологической версии нотариуса. После этого мы распространяем эти заверенные нотариусом записи между участниками сети, которые верифицируют их и обновляют свои независимые копии. Цель последнего шага заключается в том, чтобы ни один человек не смог изменить эти данные, потому что копии оригинала есть у несметного количества людей, и взломать их всех не получится.

    Именно децентрализация дает надежду на появление нового рычага влияния на нынешний статус кво цензуры и укоренившихся монополий. Представь, что вместо сегодняшнего мира, где важные данные хранятся исключительно в GenericCorp LLC, которая делает с ними, что хочет, они будут у сотен тысяч людей. Больше не будет подрывных механизмов или условной кнопки с надписью «будем злыми», потому что для их создания понадобится консенсус как минимум среди 51% участников сети.

    – Поэтому, даже если Питер Тиль выиграет дело и получит разрешение суда на удаление статьи о его вампирской диете, он не сможет обеспечить его соблюдение. Да? Если журнал «Блокчейн» переиздаст эту статью?

    – Именно. Пока журнал «Блокчейн» будет публиковать свои материалы на децентрализованном и открытом блокчейне, он может добиться разрешения сжечь его редакцию дотла, но все равно ничего не добьется.

    – То… как это работает?

    – Ох, блин… Я ждал этого. Сейчас начнется веселье. Готов к абстрактной математике?

    – Не больше, чем когда-либо.

    – Давай притворимся, что у тебя аллергия на финансы, и начнем с блокчейна для постов в твоем блоге, вместо того, чтобы сразу переходить к примерам с биткоином. Самым интересным математическим качеством блокчейна, о котором я уже упоминал раньше, является его неизменность, наступающая с момента первичной публикации.

    Для пущей простоты, думай о каждой новой записи в своем блоге, как о новом блоке, который нужно присоединить к уже существующему блокчейну. Каждый раз, когда ты публикуешь новую статью, ты добавляешь к цепочке еще одну ссылку. Даже если это всего лишь уточнение или исправление грамматической ошибки в уже опубликованной статье – данные об этом будут внесены в конец блокчейна, ничего не изменив в предыдущих блоках. Если ты переживал о манипуляциях и цензуре, то это значит, что все, что уже сказано, никуда не денется. Проще говоря, ты не можешь изменить или удалить отдельный блок в блокчейне, не уничтожив все, что успело появиться после него или не убедив 51% участников этой сети в том, что твоя альтернативная версия блокчейна лучше той, которая есть сейчас.

    Давай остановимся на том, почему это невозможно. Итак, блокчейн – это база данных, поддерживаемая какой-то математикой. Отлично. Но что это значит? Что мешает тебе добавить новый блок не в конец цепи, а в середину? Или что мешает тебе изменить один из уже добавленных блоков?

    Нужно обозначить вещи, на которые мы обращаем внимание: обычно это какая-то запись, дата и время и что-то, что подтверждает подлинность.

    На техническом уровне все выглядит следующим образом: блокчейн берет данные с нового блока – новой ссылки в цепочке – пропечатывает его с помощью математического эквивалента фотографии предшествующего блока и отметкой с датой и временем (чтобы установить хронологический порядок публикации), а затем «хэширует все это вместе», чтобы доказать, что блок может быть присоединен к цепочке.

    – А «хэшировать» - это точно глагол?

    – Криптографическая хэш-функция – это, всего лишь, математическая проблема, трансформирующая любые данные предсказуемым образом. Каждый раз, когда ты скармливаешь этой хэш-функции одну и ту же картинку с котиком, на выходе ты будешь получать одно и то же число. Это число, этот результат хэширования, мы называем хэшем картинки, а скармливание картинки – ее хэшированием. Ключом к пониманию этой концепции является то, что если ты скормишь этой хэш-функции немного другое изображение с котиком или то же изображение но с небольшим отличием, то на выходе ты получишь совершенно другой хэш.

    – И хэш-функции можно скармливать любые данные? Можно хэшировать пост в блоге, финансовую транзакцию и Моби Дика?

    – Верно. Итак, мы хэшируем разные блоки, которые, как ты помнишь, являются обычными обновлениями базы данных, содержащей информацию о транзакциях, ссылках, историях болезни и т.д. Каждый новый блок, добавленный в сеть, идентифицируется и верифицируется по его хэшу, который был получен не только из данных, содержащихся в этом блоке, но и из хэша предыдущего блока. Эта неразрывная цепочка ведет к самому первому блоку, который хранит в себе название всего блокчейна.

    Я избавил тебя от некоторых математических нюансов, но нужно понимать, что блоки в цепочке должны поддаваться проверке, быть упорядоченными по времени и неизменными. Каждый новый блок, который в случае с биткоином появляется каждые 10 минут, содержит в себе информацию о предшествовавших ему блоках, а это значит, что с каждым новым блоком изменить старые блоки будет все сложнее и сложнее.

    Таким образом, к тому времени, когда Питер Тиль догонит ветер истории и решит его убить, цепочка создаст сотни и тысячи ссылок на подтверждаемую и опубликованную версию.

    – И это… спасет интернет? А можешь объяснить, почему огромное количество людей верит в то, что блокчейн – это способ обойти или заменить технологические монополии? Как он может ослабить Amazon или Google?

    – Я думаю, что здесь они принимаю желаемое за действительное. По крайней мере, в обозримом будущем.

    Вспомни о первом примере с банковским балансом в старой базе данных. Это простая, быстрая и дешевая концепция, но она делает тебя уязвимым для сбоев и злоупотреблений со стороны тех, кого разработчики называют «доверительным авторитетом». Блокчейн устраняет необходимость в доверии за счет падения эффективности. Прямо сейчас старые игроки, такие как Visa и MasterCard, могут обрабатывать десятки тысяч транзакций в секунду, в то время как биткоин способен обработать всего семь. Но методы компенсации этого недостатка уже разрабатываются, и мы увидим, как в ближайшие годы количество обрабатываемых транзакций будет постоянно расти, и это перестанет быть проблемой.

    – Я избегал этого, потому что не могу отделить слово «криптовалюта» от картинки с кучкой парней-гиков, живущих в каком-нибудь дворце в Пуэрто-Рико, пока общество вокруг них разрушается на глазах. Но пришло время тебе объяснить, что такое биткоин.

    – Не люблю сообщать плохие новости, но Цукерберг уже богат. Деньги, это, конечно, самый лучший и известный пример, демонстрирующий эффективность блокчейна.

    – Какую проблему решает блокчейн, когда речь заходит о деньгах?

    – Ту же, что и везде – проблему доверия.  Я пытаюсь не быть абстрактным, но что такое деньги? Кусочек бумаги в лучшем случае, не так ли? Но большую часть времени – это всего лишь строчка в базе данных. Твой банк говорит тебе, что на твоем счету 300 рупий и ты молишься, чтобы завтра он сказал то же самое.

    А теперь подумай о доступе к своему банковскому счету – этому магическому набору цифр в банковской системе – как о чем-то, не само собой разумеющимся. Как о чем, то чего может не стать в любой момент. Возможно, ты перестал соответствовать требованиям, выдвигаемым к владельцам счетов. Возможно, в стране, где ты живешь, нельзя доверять банкам – как не так давно на Кипре, где правительство решило изъять накопления граждан, чтобы заплатить по своим долгам. Или деньги на твоем счете бессмысленнее туалетной бумаги – как в Зимбабве и Венесуэле – и твои сбережения, на которые вчера ты мог купить целый дом, уже не стоят и чашки кофе. Денежные системы могут развалиться.

    – Подожди минутку. А почему биткоин стоит чего-то? Что делает его ценным? Что поддерживает эту валюту? Если у меня есть биткоин, то что у меня есть на самом деле?

    – Хороший вопрос. А что придает ценность маленькому кусочку зеленой бумажки? Если ты недостаточно циничен, чтобы сказать, что «люди с оружием» - это то, что придает доллару чуть большую легальность, чем фантикам из игры в «Монополию», то ты, скорее всего, скажешь, что это нехватка и общее убеждение в том, что эта валюта является средством сбережения и удобным средством обмена.

    Давай отойдет от бумажных валют, не имеющих фундаментальной ценности, к более сложным примерам: почему золото стоит намного дороже, чем это должно быть с учетом его весьма ограниченного применения в производстве и промышленности? Потому что люди сошлись на том, что оно стоит дороже, чем на самом деле. Это действительно так. Вера в то, что копать землю и складывать металл на полке – это дорого, а также понимание того, что другие считают точно также, превращает довольно скучный металл в самое древнее средство сбережения в мире.

    Криптовалюты на блокчейне, вроде биткоина, имеют крайне ограниченную фундаментальную ценность: в лучшем случае, это токен, позволяющий тебе хранить твои данные на их блокчейне, копии которого будут у других его участников, что гарантирует тебе сохранность этих данных.

    Но нехватка некоторых криптовалют весьма реальна: на сегодняшний день мы знаем, что в мире будет циркулировать не больше 20 млн биткоинов, и сейчас их есть уже 17 млн. Конкуренция по добыче оставшихся 4 млн включает в себя оборудование и электроэнергию стоимостью сотни миллионов долларов, что, по мнению некоторых экспертов, и является тем, что действительно «поддерживает» биткоин.

    Но жестокая правда в том, что единственное, что придает криптовалютам их ценность, это вера огромного количества людей в их полезность в качестве средства обмена. Эта вера базируется на способности криптовалют перемещать огромные суммы денег по всему миру, не прибегая к помощи банков. Настанет день, когда будет добыт последний биткоин, но пока есть люди, которые хотят переводить деньги без участия банков, криптовалюты, скорее всего, будут жить.

    – А как насчет тебя? Что нравится тебе?

    – Я люблю транзакции биткоина за их беспристрастность. Их нельзя заблокировать или отменить без добровольного согласия огромного количества людей. Предположим, Банк Америки не хочет обрабатывать транзакцию кого-то, вроде меня. В старой системе их влияние бесконечно, и они запросто могут отменить эту транзакцию. Если подросток в Венесуэле хочет получить твердую валюту за код, написанный для кого-то в Париже, но это запрещено действующими в его стране валютными законами, то криптовалюты могут это устроить. Возможно, биткоин и нельзя назвать по-настоящему «частными» деньгами, но это «свободные деньги».

    У биткоина есть конкуренты. Проект под названием Monero пытается усложнить процесс отслеживания транзакций, заметая следы каждый раз, когда кто-то тратит деньги. Новичок по имени Zcash, использует новую математику, чтобы сделать возможными по-настоящему частные транзакции. И если такие транзакции не появятся через пять лет, то только из-за законов, а не из-за технологии.

    – То есть, если Трамп попытается лишить тебя средств к существованию, запретив банкам обслуживать твои счета, ты все равно сможешь зарабатывать деньги.

    – И все, что ему останется, эти твиттить дальше.

    – Но с другой стороны, способность правительства отслеживать и блокировать транзакции – это не всегда зло. Налоги. Санкции. Финансирование терроризма. Мы хотим, чтобы тебе было на что жить. Но еще мы хотим, чтобы против олигархов и террористов вводили санкции.

    – Если ты думаешь, что богатые не могут уклонить от уплаты налогов, не прибегая к помощи биткоина, то у меня для тебя плохие новости. Но если серьезно, то я думаю, что многие согласятся с тем, что мы далеки от ослабления государственной власти во всем мире. И помните, что людям все равно приходится выходить в другую валюту, чтобы приобрести что-то по-настоящему дорогостоящее, поэтому беспокоится пока не о чем.

    – Объясни мне. Разве необходимость конвертировать биткоин в твердую валюту не ударит по твоему венесуэльскому подростку?

    – Дело в масштабе. Если девочка из Венесуэлы захочет обменять свою месячную зарплату в биткоинах на твердую валюту, ей не понадобится паспорт или счет в банке. Потому что это сумма денег, с которой люди имеют дело каждый день. Но если коррумпированный олигарх захочет прикупить яхту, стоимостью 400 млн долларов, то найти источник с такой ликвидностью, никак не связанный с банком, будет невозможно. Кроме того, это не избавит его от вопросов со стороны налоговой, которой захочется знать, откуда у него деньги на такую покупку.

    Для кого-то прямая асфальтированная дорога – это единственный доступный путь, а кто-то может позволить себе сойти на тропку.

    Точно также правительствам проще вместе работать против «реальных» преступников – таких как Бен Ладен – чем расправляться с диссидентами вроде Аль Вэйвэя. Французы согласятся на сотрудничество с китайцами, чтобы отследить Бен Ладена, но откажутся принимать участие в охоте на Вэйвэя.

    – То есть, ты хочешь сказать, что могущественным плохим парням это не поможет?

    – Это даже навредит им, поскольку им придется полагаться на блокчейн, записывающий и хранящий все до последней мелочи «на компьютере», а с этим, как мы уже поняли, правительства умеют работать.

    – Как бы ты описал недостатки, если они есть?

    – Как и в случае со всеми новыми технологиями, будут сбои и мошенничества. Вопрос в том, как это скажется на деле – хорошо или плохо. Самым большим недостатком является неравенство возможностей: это новые технологии, которые не так просто понять, а поэтому – сложно использовать. Они предполагают доступ к инфраструктуре, образованию и технологиям, которые сложно назвать общедоступными. Подумай о разрушительном эффекте, который глобализация оказала на национальные экономики во всем мире. Победители вырвались вперед на мили, а не дюймы, но проигравшие потеряли еще больше. Институциональные первопроходцы в мире блокчейна получат ровно такие же преимущества.

    – Интернет-экономика доказала, что платформа может быть децентрализованной, в то время как деньги и власть остаются централизованными.

    – Точно. Кроме того, есть огромное количество технических шероховатостей, выходящих за рамки того, с чем мы можем справиться. Достаточно сказать, что криптовалюты работают за счет двух разных принципов, называющихся Proof-of-Work и Proof-of-Stake, которые являются своего рода неизбежным злом, возникающим из-за того, как эти криптовалюты защищают свои системы от атак. В них нет ничего хорошего. Proof-of-Work облагодетельствует тех, кто может позволить себе доступ к развитой инфраструктуре и дешевой электроэнергии, что помогает богатым. Proof-of-Stake пытается сократить наносимые окружающей среде ущерб, отдавая вознаграждение богатым напрямую, и надеясь, что их безграничная жадность держит криптовалюту на плаву. Разумеется, нужны новые модели.

    – Расскажи побольше о вреде для окружающей среды. Почему магические интернет-деньги потребляют столько электроэнергии?

    – Итак, ты решил помайнить биткоин. Ты знаешь, что его количество ограничено, но они же еще будут появляться. Новые биткоины будут появляться каждые 10 минут в течение ближайших лет. Чтобы распределять их справедливо, создатель биткоина разработал необычайно умную схему: своего рода глобальный математический конкурс. Победитель каждого 10-минутного раунда получает награду: небольшое количество новеньких, нигде не использованных биткоинов, которые он получает взамен на предложенное решение математического задания. Чтобы все монеты, участвующие в лотерее, не разошлись слишком быстро, сложность каждой новой математической задачки возрастает в соответствии с тем, насколько быстро была решена предыдущая. Именно поэтому раунды всегда составляют 10 минут – независимо от того, сколько людей участвует в соревновании.

    Недостатком этой блестящей схемы стал успех биткоина. Награда за победу в раунде, когда-то составлявшая какие-то копейки, теперь равна примерно 100 000 долларов, стимулируя людей тратить на решение математической задачи огромное количество энергии, параллельно закупая самые мощные и новые компьютеры. В этом соревновании участие принимают вычислительные центры – Годзиллы, из-за которых математические задачи становятся ну очень сложными.

    Это значит, что победителями становятся те, кто может потратить десятки миллионов долларов на решение бесконечной серии задач, не имеющих никакого практического значения за пределами сети биткоин.

    – «Бесконечная серия задач без практического смысла» звучит как… нигилизм. Давай поговорим о более широкой картине. Я хотел понять, что такое биткоин из-за непрекращающейся шумихи вокруг него. Некоторые правительства считают биткоин угрозой существующему порядку, а некоторые венчурные капиталисты верят в то, что он начало золотого века прозрачности. Но ты говоришь, что это прикольная база данных.

    – Технология – это технология, и она базовая. Значения имеют способы ее применения. Правильный вопрос – это не «что такое блокчейн», а «как его можно использовать»? И это возвращает нас к тому, с чего мы начали: доверие. Мы живем в мире, где все врут обо всем – даже обычные подростки в Инстаграме, пытающиеся продемонстрировать уровень жизни, которого у них нет. Люди получают разные результаты выдачи по одному и тому же запросу. Все требуют доверия, но никто его не заслуживает.

    И в этом заключается суть блокчейна: он может стать тем крошечным звеном, которое позволит нам построить систему, не нуждающуюся в доверии. Ты узнал о биткоине то, что действительно имеет значение: да, он скушен, неэффективен и расточителен, но при правильном подходе, его нельзя изменить. И в мире, полном постоянно изменяющегося дерьма, возможность доказать что-то является именно таким, а не другим – это огромный шаг вперед. Это может быть состояние твоего банковского счета, происхождение твоей пары «Найков», и даже запись с камеры наблюдения в кабинете директора школы – все это попадет в базу, которую нельзя взломать или изменить, и которая будет открыта для всего мира.

    Это будет мир, где все можно проверить и отследить. Вопрос только в том, будет ли это добровольно.

    – Как-то мрачно все это звучит. Ты оптимистичен в вопросе использования блокчейна в мире, который ты только что описал?

    – А ты как думаешь?

    Беседован Бен Визнер

    Текст переведен редакцией LetKnow.News 

    Поделиться: