• Главная
  • Интервью
  • Наталия Дрик: Криптогривна может привлечь инвестиции в Украину

    Наталия Дрик: Криптогривна может привлечь инвестиции в Украину

    Генеральный директор Блокчейн ассоциации Украины Наталия Дрик рассказала в эксклюзивном интервью LetKnow.News, что нужно Украине, чтобы стать криптогаванью, зачем создавать криптогривну, а также как регулировать и облагать налогом криптовалюты.

    – Как вы попали в криптоиндустрию?

    – Три года назад я решила помочь украинскому государству и начала работать в общественной организации IDF Reforms Lab. Среди наших разработок был сервис-центр «Готово». Потом мы занимались идеей концепции Антикоррупционного бюро. Также ребята разрабатывали технологические аспекты в системе закупок Prozorro. После этого мы создали E-Auction, который должен был использоваться для большой приватизация.

    Благодаря этому мы познакомились со всеми членами комьюнити. И все первые конференции, хакатоны, митапы проходили у нас в офисе в том числе, Blockchain.ua и Bitcoin Talks Ukraine.

    – Зачем нужна Блокчейн ассоциация и какие ее функции?

    – Развитие юридических объединений, оно во всём мире приблизительно одинаковое. Почему появилась Bitcoin Foundation – потому, что разным ребятам, лидерам мнений, им нужно было объединиться. Также, она помогает идентифицировать лидеров, которые признают друг друга. Как потом, когда был сильный хайп, появилось много специалистов, которые прочитав одну книгу по блокчейну, уже называли себя экспертами.

    Еще одна функция Блокчейн ассоциации – защитная. Были вопросы и со стороны правоохранительных и государственных органов, и чтобы давать какой-то слаженный ответ, необходимо общаться. И такой формат он понятен – потому, что во всех сферах есть ассоциации, благодаря которым можно выстроить свой диалог с государством.

    Еще одна функция – образовательная. Мы проводим митапы и обучающие программы для школьников, для бизнеса, для государственных органов и чиновников.

    Когда идет уже углубленный диалог, тогда уже возникает и функция регулирующая. То есть мы объединяемся для создания документов, которые могут помочь индустрии. Например, с юристами мы создавали концепцию регулирования криптобизнеса с учетом украинского законодательства. И в этом плане были созданы два законопроекта. Поскольку нужно очень тщательно разбираться в законодательстве, приходится отвечать на вопросы и со стороны комьюнити, и со стороны государства. А с другой стороны не понятна природа регулирования.

    – Вы также занимаетесь просветительской деятельностью и открыли блокчейн-академию. На кого она рассчитана и кем станут ее выпускники?

    – Мы объединили лидеров мнений внутри ассоциации и создали курс, которого всем не хватало. Это первый в мире курс, предназначенный только для разработчиков, в нем нет теории. В начале студентам выдаются две книги –  Павла Кравченко и Mastering Bitcoin. На наш взгляд, это лучшие книги про блокчейн. После этого они на месяц отправляются на ознакомление и потом идет 2 месяца активного кодинга, где они выполняют определенные задачи в условиях дедлайна.

    А экзамен у них проходит на открытом хакатоне. После чего идет месяц практики, где собираются задачи от разных компаний. Система довольно строгая. Те, кто пройдут эту программу будут уже с опытом использования разных блокчейнов, поскольку сейчас некоторые пишут только на биткоине, кто-то исключительно на эфире, кто-то пробовал делать только кошельки. Но системного подхода для кодеров еще никто не предоставлял. Таким образом, мы создадим для студентов соответствующую базу.

    Зачем людям из бизнеса к вам обращаться?

    – В любом сообществе есть лидеры мнений, есть методологи, есть активисты. Ассоциация даёт возможность усиливать их действие. Та же школа – это очень ресурсозатратный процесс. Потому одному человеку на проведение учебной программы потратить 4 месяца почти невозможно, так как у всех есть свои рабочие проекты, свои обязательства, а образование – это в первую очередь филантропия. Потому на общий запрос дается системный ответ.

    Что касается законотворческих процессов, в большинстве случаев у многих возникают вопросы. Идут разъяснительные работы, что же такое регуляция, потому как многих это слово просто пугает.

    Но нужно понимать, что хуже всего, когда не сообщество проактивно, а государство. Тогда гайки закручиваются зачастую сильнее. А если стоит кто-то, кто защищает общественный интерес, тогда получается результат намного лучше. В свое время Інтернет Асоціація України (ІнАУ) защитила интернет, и потому в Украине он не регулируем, и мы этим пользуемся и не задумываемся даже. При этом развитие интернета в Украине на высоком уровне. Это тот заложенный камушек у основания, который уже сейчас дает свои результаты.

    – Как продвигается ваша работа в вопросах регуляции криптоиндустрии?

    – Всё началось с регистрации законопроектов в Верховной Раде. Первые два ничего кроме удивления и обсуждений не вызвали. Потом был третий законопроект Рыбалки. К нему мы отнеслись более осознанно, так как он был хоть прилично написан.

    Так как начался процесс регистрации инициатив в парлементе, мы со своей стороны решили подключиться к процессу законотворчества, насколько это возможно. В начале 2018 года мы уже сделали рабочую группу, куда вошли практикующие в сфере юристы, ведущие эксперты в направлении, чтобы вместе создать саму концепцию регулирования рынка криптовалют с учетом украинских реалий и мировой практики.

    По нашему мнению, криптовалюта не является чем либо особенным, что необходимо регулировать специальным законодательством, также о лицензировании, если деятельность связанная с криптовалютой, не начинает приобретать элементы финансовой.

    То же самое касается и майнинга. Сам по себе процесс майнинга в целом ничем не отличается от иной разработки какого-либо софта. В Украине точно не нужны никакие особые правила, и отнесения майнинга “к иному денежному посредничеству”, или чего-то в этом роде.

    Стоит отметить, что прогрессивные Скандинавские страны, Канада, Грузия и, конечно, Китай, применяют таможенные льготы на ввоз майнингового оборудования. Чем явно создают более привлекательные условия для отрасли.

    Что касается лицензируемой деятельности – то это та, которая относится к финансовой, со всеми вытекающими требованиями к субъектам контроля, как национальными, так и международными.

    – По какому принципу должны облагаться налогом криптоактивы?

    – Прежде всего необходимо определить, что это за вид актива: вещь, ценная бумага, платежное средство. Ни один из существующих объектов гражданского оборота идеально не подходит под сущность криптовалют, в этом плане необходимо новое регулирование, поскольку при отчуждении прав не должно быть НДС. Плюс, только дельта в виде прибыли должна стать объектом налогообложения, а не стоимость всего актива.

    Мы можем рассматривать всего два вида актива, которые в той или ной мере частично подходят под определение – нематериальный актив и финансовый инструмент. У финансового инструмента нет НДС, у него есть дельта. Но финансовые инструменты это регулируемая деятельность. И ряд норм не подходят криптоиндустрии. Один из таких болезненных моментов – налоговый агент, который занимается инспекцией доходов финкомпании и контролируют своевременно оплату налогов. 

    Лучший способ – создать условия, в которых людям будет интересно платить налоги, и в которых бизнес сможет развиваться.

    А второй вид – это нематериальный актив, который может предусматривать уплату НДФЛ и военного сбора со стоимости всего актива.

    Потому мы предложили новый режим налогообложения от криптовалютной деятельности. К нему будут применяться такие принципы – без НДС, налог на дельту в размере 5%, а обязанность уплаты налога лежит на самом налогоплательщике.

    Это было бы конкурентным преимуществом для такой юрисдикции как Украина, стимулировало бы местный и иностранный бизнес, позволило бы наполнить бюджет.

    – Что еще нужно сделать, чтобы Украина стала привлекательной юрисдикцией для криптобизнеса?

    – Проблема Украины – это суды, отсюда и выходит проблемы с защитой прав инвесторов. Пока у нас не появится приличные суды, у нас можно что угодно создавать, делать любые ставки, но мы ничего не добьемся, если у инвестора не будет гарантии, что его интересы будут защищены. Какой смысл ему рисковать?

    Второе – сама точка входа – речь идет о бюрократии при регистрации бизнеса. Необходимо упростить все регистрационные нормы. И один из минусов в том, что нельзя зарегистрироваться или другие операции совершить в налоговой онлайн, а и в других службах, все еще требует доработки. Так как, чтобы получить идентификационный код, необходимо физически быть в Украине.

    Еще один минус – особенности валютного регулирования. Отсюда вообще невозможно вывести капитал. Все это вместе с тем, что у нас военное положение и высокий уровень преступности. Все эти слабости страны проявляются и важны для нас потому, что мы пытаемся смотреть на Украину в мировом масштабе. В плане развития криптоиндустрии мы занимаем лидирующие позиции, и главные их не утратить.

    – Сколько надо времени, чтобы все эти инициативы стали реальностью?

    – Этого никто не знает, но если бы действительно в этих вопросах у нардепов была политическая воля, то все процедуры можно было бы пройти за 6 месяцев. Но когда начнутся эти шесть месяцев, и не растянутся ли они на десятилетие – я не могу этого сказать. 

    – Давайте вспомним о криптогривне. Есть ли в ней необходимость?

    – Я не верю в электронные деньги в Украине потому, что власти приняли законодательство, из-за которого этот инструмент не будет рабочим. Один из его пунктов – лимиты на электронный кошелек 64000 грн в год.

    По сути, инструмент, который был призван стать безлимитном стал адски лимитирован, учитывая, что номинальное ограничение на банковские транзакции составляет 150 000 грн в день, то инструмент, который должен двигаться быстрее и в больших объемах ограничен на 64 000 грн в год.

    Скорее всего, это будет просто элемент некой схемы, а не эффективный инструмент, как он задумывался изначально во всём мире.

    В свою очередь, сейчас огромная тенденция создания стейблкоинов во всем мире. Сможет ли это жить в Украине – покажет практика, но нужно учитывать нашу судебную систему. Всё-таки, каким бы не был идеален продукт, всегда есть некоторые риски особенно если учитывать нашу юрисдикцию. Инициативы как “Криптогривна” штука хорошая, и она может привлечь инвестиции в страну. И вместо того, чтобы выпрашивать миллиард у МВФ, можно просто создать условия при которых бы миллиарды пришли сами.

    Поделиться: