• Главная
  • Интервью
  • Павел Кравченко: Через 30 лет все системы будут использовать токенизацию

    Павел Кравченко: Через 30 лет все системы будут использовать токенизацию

    Основатель блокчейн-компании Distributed Lab и автор книги «Блокчейн и децентрализованные системы» Павел Кравченко рассказал в интервью LetKnow.News в чем особенность токенизации, чем она отличается от цифровизации, а также объяснил зачем люди все еще вкладываются в ICO.

    – Расскажите о себе и о Distributed Lab. Как давно вы в криптоиндустрии?

    – Я по образованию криптограф. Математика – мой самый сильный предмет со школы. В 2003 поступил на информационную безопасность, также был лучшим на потоке, выигрывал несколько всеукраинских олимпиад.

    В 2014 году я уехал в Америку, в Кремниевую долину, и так как у меня была степень кандидата наук по криптографии, мне один товарищ предложил пойти в стартап. Там я немножко поработал за еду. И в течении двух недель попал в другой стартап – Stellar. Там я проработал несколько месяцев, после чего попал в еще один сингапурский стартап. С той командой на протяжении 9 месяцев я решал интересные задачи по криптографии, связанные с вопросами анонимности и KYC, и тем, как совместить эти две вещи.

    И в том же 2014 году мы создали команду Distributed Lab. Сейчас мы работаем над созданием финансового интернета. То есть это ситуация, когда все учетные системы в мире могут общаться между собой, используя один язык, в котором нет единого управляющего, в котором нет центральной валюты и единого блокчейна. Это система, которая работает по принципам полной децентрализации, так как все происходит между людьми. То есть мы хотим повторить опыт того, как работает общество и интернет.

    – Один из ваших проектов TokenD. Что он из себя представляет и какова его цель?

    – Сейчас огромная проблема с расчетом и не только деньгами. И чтобы решить ее и создать финансовый интернет, мы строим софт для учетных систем. TokenD – платформа, которая является базовым слоем учета, то есть ей все равно, какой актив учитывать. И на основе этой платформы можно очень быстро разработать свою учетную систему. Например, для инвестфонда, для цифрового банка, для учета складских расписок. Этот софт мы продаем по лицензии. Также мы занимались кастомизацией платформы, но теперь это делают внешние команды-партнеры.

    – Токенизация активов – один из трендов цифровой экономики. Как в будущем эта концепция будет выглядеть на деле? Каковы перспективы токенизации в Украине?

    – Я был сторонником токенизации, но потом понял, что этот термин запутывает людей. В целом, токенизация – это процесс трансформации учетной системы, при которой активы представляются в виде цифровых токенов. Цифровой токен, по сути, это запись в учетной книге, это баланс. Это внутренний вид представления. Токен – это цифровое право собственности.

    Отличие токенизации от оцифровки заключается в самом процессе передачи токена. Если раньше операцию по смене собственника должен был выполнять администратор, то сейчас благодаря использованию блокчейна и криптографии, владелец токена может инициировать транзакцию и самостоятельно ее авторизовать с помощью цифровой подписи. И тогда эта учетная система сменит владельца, и этот след останется. Это и называется передачей токена между аккаунтами. Суть в том, что реестром управляет конкретный субъект, а с помощью токенизации процессами будет управлять собственник актива.

    В целом, токенизация – это другой подход к учету и смене владельцев права собственности. И через 30 лет 100% систем будут использовать этот подход. И в Украине в том числе, так как мы ничем не отличаемся от других стран.

    – Бытует мнение, что токены создают дополнительные преграды в бизнесе и проект вполне может обойтись без них. Так нужны они или нет?

    – Нет, я так не считаю. Думаю, это возникает из-за путаницы между токенизацией и ICO. Наверняка речь идет об utility-токенах. По этой причине мы пишем небольшую книгу на тему, что такое токенизация, и там все эти вопросы будут рассмотрены на разных уровнях абстракций, в том числе, что такое токен, что такое учетная система. Мы будем вынуждены бороться с какими-то устоявшимися мифами.

    – На крипторынке в последнее время наблюдается спад. С чем это связано?

    – Это связано с падением энтузиазма касательно дальнейшего роста криптовалют, с тем, что ожидания были слишком раздуты, с тем, что снизилось количество ICO в результате перегрева рынка. Уже слишком много участников и непонятно, кому давать деньги. Также это связано с тем, что возникло много проблем у этих ICO из-за того, что регулятор начал вмешиваться и необходимо средство для идентификации источников и тд. Поэтому рынок падает и будет падать.

    Поскольку криптовалютой является только биткоин, все остальное, в большинстве случаев, – это цифровые активы, которые используется для фондирования, и никакой внутренней ценности сами по себе не имеют. Но спрос на биткоин есть, однозначно, – для трансграничных транзакций, для серого и черного рынка.

    – Вы говорили, что ICO как способ краудфандинга уже мертво. Но люди до сих пор вкладывают в них значительные суммы. Почему они это делают? И что кроме ICO может помочь стартапам привлечь деньги?

     – Всегда есть те, кто думают, что опоздал. И на каждый товар есть свой покупатель. Что касается привлечения средств, то необходимо искать инвестора, можно, например, обратиться к венчурным фондам.

    – В Раде уже три законопроекта, касающихся регулирования криптовалюты. Один из последних - предложение под координацией Алексей Мушака. Каждый из проектов определяет криптовалюту по-разному. Как думаете, какое определение термина самое оптимальное?

    – Мы давали это определение в своей книге. По сути, криптовалюта – это децентрализованная система обмена транзакциями, в которой процессы управления, эмиссии и валидации транзакций происходят децентрализованным образом. Все остальное не может быть криптовалютой, это может быть цифровым активом, цифровой валютой. Криптовалюты – это там, где математика управляет правилами.

    Но опять-таки, децентрализация – это размытое слово потому, что сложно измерить степень децентрализации, особенно в анонимной среде.

    – Какой юридический статус криптовалюта должна получить в Украине?

    – Я думаю, что никакой. Технически криптовалюта создана так, что к ней невозможно применит регулирование. Регулировать можно деятельность людей, но те люди, которые пользуются криптовалютой, они это делают, чтобы как раз уйти от регуляций. Поэтому не факт, что из этой регуляции выйдет что-то хорошее.

    Так как токен – это оцифрованное право на что-то, то регулировать нужно «что-то”». То есть, если это токенизированная акция – под нее уже есть регуляция. Если это аграрная расписка – под них тоже есть регуляция.

    Потому все не нужно рассматривать с позиции блокчейна, а нужно смотреть с позиции отношений между людьми. Но utility-токен это сложный «дракон с головой льва» потому, что он совмещает в себе несколько функций. И пока государство не успело опомниться, народ уже собрал более $10 млрд на utility-токенах. Хотя их существенный компонент – это инвестиционный контракт, который уже регулируется.

    – Украинцев хотят заставить платить 5% с операций с криптовалютами. Не отпугнет ли простых граждан подобная инициатива? Вообще, зачем им выходить из «тени» и платить эти 5%, когда можно ничего не платить?

    – Лет через 100 роль государства в управлении деньгами будет другая, роль государства в регуляции финансовой системы тоже изменится. Но на это понадобится от 20 до 100 лет. За счет конкуренции государств за капитал и за умы, они будут послаблять какие-то правила и тем самым негласно демократизировать сферу регуляций. Позитивный эффект в том, что это может привлечь иностранные компании для ведения криптовалютного бизнеса. Поэтому должна быть конкуренция за то, где этот капитал будет находиться.

    – Вы написали книгу «Блокчейн и децентрализованные системы». О чем она и для кого?

    – Она для людей, которые хотят разобраться с принципами работы этих систем, и почему они работают тем или иным образом. Она направлена на людей с техническим образованием. Существует множество книг о перспективах внедрения блокчейна и технических особенностях биткоина и эфира, но именно такой книги не было. В этом ее уникальность.

    – Бытует мнение, что блокчейн биткоина можно взломать при помощи квантового компьютера, а алгоритм шифрования IOTA – нет. Почему же этот блокчейн не настолько популярен как биткоин?

    – Да, но это не значит, что биткоин не может применить к себе новые механизмы защиты. При этом есть нюансы. Потому, что при помощи квантового компьютера нельзя украсть деньги с другого счета, даже если бы этот компьютер и существовал.

    – Вы были у истоков Stellar. Этот блокчейн часто называют конкурентом Ripple. Но к последней у криптосообщества зачастую негативное отношение. С чем это связано?

    – Основатель Ripple ушел из своей компании и сделал Stellar. По своей сути, это форк Ripple. Но Ripple это не криптовалюта по определению потому, что она централизована, и она не может быть анонимной. Технология хорошая, но ее применение в другом. Она может заменить протокол SWIFT, но наличие токена ограничивает сферу ее применения.

    – Как считаете, насколько Украина эффективна в вопросах внедрения блокчейна на государственном уровне?

    Опять же, это сродни 90-м и появлению интернета. И вот появился где-то «хилый» сайт. Мериться хилыми сайтами смысла нет. Должно пройти время, чтобы говорить о каких-то конкретных результатах.

    Поделиться: