Попробуй отними: будут ли проблемы при взыскании криптовалюты по решению суда

Попробуй отними: будут ли проблемы при взыскании криптовалюты по решению суда

Апелляционный суд впервые признал криптовалюту имуществом в России. Это может стать важным юридическим прецедентом и потребует технологической подготовки судебных приставов и финансовых управляющих.

В феврале 2018 года Арбитражный суд Москвы отказался рассматривать цифровые активы предпринимателя Ильи Царькова в качестве имущества для уплаты долга «Славинвестбанкому», потому что они пока что находятся вне правового поля. С тех пор в законодательном плане ничего не изменилось, однако 7 мая Апелляционный суд Москвы впервые разрешил учитывать криптовалюту в качестве имущества должника-банкрота, отменив решение суда первой инстанции. С юридической точки зрения этот прецедент является абсолютно новой формой принятия судебного решения, но пока что не ясно, как оно будет реализовано технически.

Закон не запрещает

Участники рынка сомневаются, что принятое судебное решение ставит точку в вопросе признания криптовалют имуществом. Действительно, в январе 2018 года был опубликован текст федерального закона «О цифровых финансовых активах», в котором говорилось, что криптовалюты и токены «не являются законным средством платежа на территории Российской Федерации». Также там было дано определение криптовалют как вида цифрового финансового актива, создаваемого и учитываемого в распределенном реестре цифровых транзакций участниками этого реестра в соответствии с правилами его ведения. Как это соотносится с признанием биткоинов и других цифровых монет имуществом?

«Нет ни одного закона, который бы определял хоть какой-то имущественный статус криптовалюты, поэтому не совсем понятно какими положениями и нормативными актами руководствовалась судья, когда выносила подобное решение», — предупреждает технический директор бллокчейн-проекта World Wi-Fi Юрий Половинкин. При этом он добавляет, что трактовка законов всегда являлась предметом юриспруденции и в данном контексте определение криптовалюты как имущества вполне может иметь законную силу, так как нет противоречащих этому законов.

Основатель Blockchain.ru Group Дмитрий Мацук поддерживает мнение о неопределенности ситуации. Он считает, что в данном случае, все, что не зафиксировано законодательно, может быть трактовано по-разному в каждом конкретном случае. А следовательно, этот случай можно обжаловать далее в Верховном суде, по его мнению.

В данный момент в Государственной Думе в работе находятся еще два проекта — о майнинге и поправки к 128-й статье Конституции РФ о защите интересов лиц, инвестировавших в ICO. Но о возможности использования криптовалют для взыскания долга в них также речи не идет. Новое судебное решение может не только ускорить принятие подобных законов, но и приблизить век новой экономики в принципе.

«Если следовать логике этого закона («О цифровых финансовых активах»), — объясняет партнер юридической практики КПМГ Ольга Ясько, — в конкурсную массу может быть включено любое имущество должника, кроме того, на которое в силу закона не может быть обращено взыскание. С учетом того, что перечень видов имущества законом не ограничен (в то время как перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание, закрытый), формально суд вправе включить криптовалюту в конкурсную массу, поэтому жалоба имеет логичное обоснование».

Кроме того, поскольку криптовалюта имеет определенную экономическую ценность, ее исключение из конкурсной массы, с точки зрения юристов, даже нарушает интересы кредиторов. «Вопрос теперь в том, как криптовалюта будет реализована, но это уже вопрос техники», — резюмирует Ольга Ясько.

Дело техники

На сегодняшний день в этой связи существуют две главных проблемы юридического поля регуляции криптовалют — волатильность и анонимность. Стоимость цифровых денег быстро меняется — с февраля по май курс биткоина колебался в диапазоне от $5000 до $10 000 за монету. Кроме того они лежат в кошельках, имеющих цифровой идентификатор, но не обязаны быть идентифицированы с конкретным лицом. То есть чисто теоретически, человек, признанный банкротом в фиатном мире, может быть криптовалютным миллиардером, и об этом никто не будет знать.

В случае с Царьковым, на его электронном криптокошельке на 21 февраля было немного — 0,2 биткойна (по текущему курсу это более $1800) — такие данные представители подсудимого раскрыли по требованию суда. Но так как криптовалютные кошельки предполагают анонимность, нет никакой возможности доказать, что кошелек принадлежит конкретному человеку или что он у него единственный.

«Так как в России нет прецедентного права, маловероятно что это может стать практикой, тем более никто не обязан сообщать о наличии криптовалюты, — говорит Дмитрий Мацук. — Как только появятся соответствующие законы, введены определения и налоги, тогда уже можно будет говорить о конкретике. В любом случае это позитивный момент, который дает больше шансов криптовалюте стать частью экономики».

Впрочем, пока юристы ломают голову над тем, как трактовать новые судебные практики, криптосообщество, кажется, решением осталось довольно: «Безусловно, для всего криптосообщества это отличный прецедент: это означает, что с криптовалютой считаются и признают ее имуществом. Это может помочь и в негативных прецедентах — например, в случае краж или мошенничества», — считает сооснователь и управляющий партнер Tokenbox Владимир Смеркис.

Очевидно, что сегодня российское законодательство отстает как от актуальных судебных решений, так и от темпов развития экономики. Но возможно, новое судебное решение послужит поводом, чтобы как можно скорее это исправить.

Автор Екатерина Кинякина

Поделиться: